https://zen.yandex.ru/id/5fa14a873aef727096147053
77

Мина замедленного действия

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41 10/10/2006

Беспризорников в Самаре сейчас, наверное, не меньше, чем во времена НЭПа.

Дети бегут из дома вникуда - ищут лучшей доли. По пути сбиваются в стаи, как бездомные собаки. Поодиночке выжить сложнее.

Нет ребёнка - нет проблемы

- Как правило, органам опеки нет дела до них, - сетует начальник отдела по делам несовершеннолетних Самарского линейного управления внутренних дел Алла Нечёсова. - Нет ребёнка - нет проблемы. Государство проблемы привычно решает на масштабном абстрактном уровне. Частные случаи его не волнуют. Но эти "частные случаи" - живые дети: Саши, Вани, Сережи... Что с ними-то делать, куда их определять в преддверии наступающих холодов?

Что собой представляет эта ребятня? Если без прикрас - потенциальных и реальных преступников. Они с малолетства промышляют грабежами. Когда холодно, им надо одеться. Проблему решают просто. Встречают домашних детей после школы и снимают с них куртки, ботинки. Свои лохмотья отдают жертвам. Когда они хотят есть - отнимают у сверстников деньги.

Спецшкола - их дом родной

Недавно в ОДН СЛУВДТ вновь появились три старых знакомца Аллы Альбертовны. Саша Месилов из Кинеля, Влад Раднов из Пензы и Сергей Симонян из Чапаевска. У каждого - своя нелегкая судьбина.

Сашину маму убили, пока он был в спецшколе. Отец отбывает срок. У мальчика есть квартира в Кинеле. Но старшая сестра сдаёт её квартирантам. Сестре и её мужу Саша в тягость. Есть у него старая бабушка, на которую из-за возраста опекунство никто не оформит. Государство не может насильно заставить сестру - фактически единственную родственницу - взять этого ребёнка и заботиться о нём.

Саша приехал в Самару из спецшколы, где окончил 8 классов. Его можно было определить в старшие классы или в училище. Или перевести в первый детский дом, где о детях, по словам Аллы Нечёсовой, заботятся. Однако он оказался никому не нужен и пошёл бомжевать. Подростка даже не ищут.

Семья Сергея лет семь назад переехала сюда из Казахстана. Отец их бросил. Мать осталась с четырьмя детьми на руках. На работе пропадает сутками. Сергей без присмотра загулял. Около шести лет назад он впервые появился в парке им. Гагарина. Ему было лет десять. Начались первые кражи. С тех пор подросток сильно деградировал. Самым тёплым воспоминанием для него стало пребывание в спецшколе.

А Владу нужна медпомощь. У него психическое отклонение - он сексуально озабочен. В приют его помещать нельзя - начинает приставать к детям. Да и не любит Влад приюты - сбегает. Сейчас он соорудил себе в каком-то контейнере шалаш и там ночует.

У мальчишек пока сносный вид. Но с холодами они начнут пить - для "сугреву" - и кутаться в рвань. Все трое уже побывали в центре временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей (ЦВИНП). За троицей числятся грабежи, угон машин, кражи. В своих проступках мальчишки не раскаиваются и не скрывают их. Почему?

Спецшкола - считай, та же тюрьма, отгороженная от мира колючей проволокой. Заведение предназначено для детей, преступивших закон, но не достигших возраста несения уголовной ответственности. Но Сергей, Влад и Саша хотят вернуться в спецшколу. Она стала единственным местом, где к ним относились по-человечески.

А потом они вырастут...

Сотрудники ОДН СЛУВД через прокуратуру будут воздействовать на органы опеки и попечительства. Те должны предоставить юным бомжам места в интернате.

- Если ребёнок освободился из спецшколы, - говорит Алла Нечёсова, - то государство должно сделать всё, чтобы он встал на путь исправления. Их нельзя выбрасывать на улицу. Если мы обратимся в органы опеки и попечительства, они снова предложат отправить ребят в приют. А там, вероятнее всего, сделают всё, чтобы они ушли.

Эти ребята состоят на учёте в милиции. Не понимаем, почему люди, как и мы, в погонах, не заинтересовались ими, не проверили, как дела у неблагополучных подростков. Ведь проверка по месту жительства должна быть еженедельной!

Проблема этих трёх подростков - тот самый частный случай, который обличённые властью взрослые предпочитают не замечать. А зря. Все освободившиеся из спецшкол подростки друг друга знают. Не закончится ли тем, что вначале появится банда малолетних, а потом вполне закоренелых преступников? Статистика свидетельствует: практически все, кто выживал на улице, стали преступниками. Им прямая дорога - на зону. Но прежде они поломают не только свою жизнь, но и покалечат судьбы многих ни в чём не повинных людей. Получается, не замечая беспризорников сегодня, общество готовит для своих сограждан мину замедленного действия.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах