aif.ru counter
22.10.2019 17:24
121

Зимовать в тепле. Как решить проблему изношенных теплосетей

Сюжет Теплый город

Зимой 2018-2019 года Самара стала известна на всю страну. Но, к сожалению, слава это оказалась со знаком «минус». Кадры с потоками кипятка на Стара-Загоре облетели все федеральные каналы. Есть ли гарантия, что такое не повторится?

Простая арифметика

Вспомним, как это было: январь, двадцатиградусные морозы, на пересечении Ташкентской и Стара-Загоры лопается тепломагистраль метровой толщины. Самарцы в трех районах города на протяжении почти двух суток ночуют с электрообогревателями. Картины коммунального хоррора до сих пор слишком хорошо стоят перед глазами у всех нас. Достаточно ли сделали тепловики летом для того, чтобы в сезоне-2020 мы не стали свидетелями подобного? В прошлом году теплоэнергетики устранили почти 3 тысячи повреждений. "ПТС", которая эксплуатирует злосчастные трубы, направила на подготовку теплосетей к зиме в Самаре 840 миллионов рублей. Компания пообещала, что заменит и отремонтирует 20 км теплопроводов. Звучит солидно. Но достаточно ли для Самары?

Подключаем простую арифметику. Под ногами у самарцев – лабиринты из тепловых труб разного диаметра общей протяженностью 1,5 тысячи км. Нормативный срок службы средней такой трубы без современной герметичной изоляции – 25 лет. Получается, что необходимо перекладывать не менее 4% в год – как раз через 25 лет "своё" отслужат уложенные сегодня трубы, и можно будет начинать обновлять обновление. Понять легко, что нужно делать больше. Кратно больше чем на 840 миллионов рублей.

Коммунальщики посчитали – чтобы получить систему теплоснабжения с нормативным уровнем надежности, нужно одномоментно "закопать" под землю 23 миллиарда рублей. Для городской казны сумма неподъемная. На потребителя, который и так через свои платёжки финансирует текущие летние ремонты, такие затраты возложить, понятно, нельзя. При этом состояние теплосетей и проблемы с ограничением тарифов по всей стране примерно одинаковое – так что наш кризис до федерального не дотягивает, и на ассигнования из Москвы надеяться тоже не стоит.

Вопрос "Где взять деньги?" – безусловно, важнейший в любых коммунальных начинаниях. Но далеко не единственный. Для того, чтобы хотя бы начинать говорить о подвижках в тепловом хозяйстве, надо понять – а кому, собственно, оно принадлежит? Даже если будет что вкладывать, нужно понимать, куда вкладывать, и с кого потом спрашивать за вложенное. В Самаре ситуация вполне типичная – треть тепловых сетей принадлежит той самой "ПТС", какие-то куски инфраструктуры у дюжины мелких собственников, а все остальное – как правило, самое ветхое – в муниципальной собственности или вовсе бесхозяйное. И даже если один субъект вдруг займет где-то деньги, примется увеличивать надежность и снижать потери, весь экономический смысл мероприятий уйдет в дырявую трубу по соседству. Нужна слаженная работа всех ресурсников от источников тепла до конечных потребителей. Но как ее добиться?

Одна проблема – два решения

Ответ на оба этих вопроса может крыться в опыте небольшого городка Рубцовска, что в Алтайском крае. Именно он первым воспользовался возможностями, которые дает свежая редакция закона "О теплоснабжении", и перешел на новую модель теплового рынка. На эксперимент решились не от хорошей жизни – схема центрального отопления в Рубцовске к 2018 году практически разложилась. Но быстрый переход на новую систему и решительные действия сделали свое дело – прошлую зиму впервые за долгие годы пережили без серьезных потрясений. Что же это за магия такая, в чем фокус?

Центральный момент новой модели (ее еще называют "ценовая зона") в том, что в населенном пункте выбирают единые теплоснабжающие организации (ЕТО), которые берут на себя всю ответственность за всю зону системы теплоснабжения. И уже не важно, кому конкретно принадлежит тот или иной участок трубы или котельная – за качество теплоснабжения спросят именно с ЕТО. Такое "единое окно" подписывает соглашение с муниципалитетом и новые договоры теплоснабжения с потребителями, где фиксируются все обязательства по улучшению качества теплоснабжения. Не выдерживаешь параметры – получаешь штраф, компенсируя потребителю причиненные неудобства через сниженный платеж, объем которого соответствует затратам на электрообогрев. Остальные собственники теплосетей или источников тепла (а их может быть от нескольких штук до сотни, как, например, в Екатеринбурге) заключают похожие договоры с ЕТО – и уже она координирует обновление инфраструктуры в масштабах всей системы теплоснабжения.

С кого спрос, разобрались. Но все-таки, где взять деньги? Чтобы понять, как новая модель поможет привлечь финансирование, вспомним сперва, как устанавливаются тарифы на тепло сейчас. Ресурсоснабжающая организация – ежегодно подсчитывает необходимую валовую выручку. Это объем необходимых затрат, который нужен для производства и транспортировки тепла: стоимость топлива, зарплаты персоналу, ремонты оборудования, необходимые инвестиции и тому подобное. Берем эту сумму, делим на прогноз выработки в следующем году, относим ее на проверку в местный тарифный орган, который анализирует эту цену на предмет соответствия ежегодно корректируемому предельному индексу платы граждан, исключая плановые затраты, которые с меньшей вероятность могут привести к остановке деятельности предприятия в регулируемом году. Конечно же это ремонты и инвестиции, ведь за ресурсы и заработную плату сотрудникам нужно платить в срок. Далее получается стоимость одной гигакалории, которая и попадает в квитанцию.

При кажущейся ежегодной простоте такая система создает для ресурсоснабжающих организаций перспективу жизни только на один год – на что хватит. Ведь чтобы снизить затраты на ресурсы и эксплуатацию, необходимо вкладывать опережающие инвестиции увеличивая КПД оборудования, снижая потери, уменьшая количество аварийно-восстановительных работ. Данные технические и экономические процессы не возможно осуществить в рамках одного года – чтобы и вложиться в обновление теплосетей и ТЭЦ, проведя все необходимые работы в летнюю ремонтную кампанию, и сразу вернуть свои вложения в этом же году с учетом затрат на привлечение заемных средств. Сейчас ресурсоснабжающие организации в лучшем случае вкладывают инвестиции в сумме амортизации, физические объемы которых поддерживают системы теплоснабжения в текущем состоянии, не говоря уже о необходимых наращиваниях темпов по увеличению надежности. В таких условиях количество повреждений будет только расти, соответственно, и ухудшаться качество теплоснабжения, и как следствие экономика энергопредприятий. Ни один банк с такой перспективой не выделит миллиардные кредиты на проведение масштабного обновления всего теплосетевого комплекса.

Раз и навсегда

Новая модель рынка тепла предлагает выход из этой ситуации. Метод ценообразования в ней часто называют "альтернативной котельной". Это термин, который ни в коем случае не следует воспринимать буквально. Как морская свинка не морская и не свинка, так и альтернативная котельная не является ни альтернативной, ни котельной. Это математическая формула, которая отвечает на вопрос: сколько в конкретном населенном пункте будет стоить поставка тепла, если мы "с нуля" построим здесь теплоисточник и тепловые сети с наилучшими доступными на сегодня технологиями? Посчитать такую цену и сравнить с тем, что получается в платежке сейчас, можно на сайте специального калькулятора, разработанного Минэнерго.

Прелесть "альткотельной" в том, что для ЕТО понятно, какая цена будет даже через пять, вне зависимости от фактических затрат и политических решений. Она же ликвидирует тарифный небаланс – после переходного периода все поставщики должны будут продавать тепло по этой единой цене. Причем, если нынешний тариф выше этого уровня, то он вообще замораживается и не растет долгие годы. Логика понятна: не можешь обеспечить справедливую цену – модернизируй оборудование, снижай издержки. За счет того, что тариф теперь не скачет в зависимости от решений регулятора, а предсказуем на длительный период, предприятие может не бояться занимать деньги и направлять освободившиеся средства за счет повышения эффективности на погашение кредитов. Именно это – стабильность и предсказуемость цены – как считается, станет главным драйвером привлечения инвестиций в тепло. Так, Сибирская генерирующая компания, которая стала ЕТО в Рубцовске, уже смогла привлечь опережающие инвестиции в теплосеть в объеме 2 миллиардов рублей. Это колоссальные деньги для маленького городка. Но "альткотельная" дает гарантии для крупной компании. Итог – рубцовцы в тепле, платежка понятная.

Если предотвратить тепловой коллапс удалось в маленьком небогатом городке за Уралом, то чем мы хуже? Примером Рубцовска уже вдохновились более крупные Барнаул и Ульяновск – они перейдут к новой модели с 1 января. Может, и нас сможет согреть "альткотельная"? В конце концов, областной город, который делает ракеты и принимает чемпионаты, достоин зимовать в тепле.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество