aif.ru counter
277

Плюсы и минусы газовой автономии

Фото: АИФ

«Газовый остров»

В период с 1943-го по 1948 год Куйбышев получал газ, добываемый в Оренбургской области. Затем началась разработка Похвистневского, Мухановского, Кулешовского месторождений, находившихся на территории Куйбышевской области.

Около двух десятилетий, вплоть до рубежа 60-70-х годов, Куйбышевская область представляла собой своеобразный «газовый остров», где существовала автономная система добычи и транспортировки газа, а главной и по сути единственной «газовой артерией» был газопровод Бугуруслан-Похвистнево-Куйбышев. Привычного сегодня круглосуточного контроля за объемами поставки-потребления газа тогда еще не велось. В связи с развитием единой системы газоснабжения в начале 70-х назрела потребность в контроле и регулярном получении статистических данных, причем не только в пределах Куйбышевской области, но и по всей стране. В ноябре 1971 года была создана диспетчерская служба управления «Куйбышевгазпром» (ныне ООО «Газпром трансгаз Самара»). Первым главным диспетчером был назначен Николай ПАВЛОВ.

Главный урок морозной зимы

Николай Николаевич, бывший главным диспетчером с 1971-го по 1976 год, рассказывал:

- Это случилось в удивительно суровую зиму, когда морозы в Куйбышеве стояли под -400С. Основными потребителями тогда, как и в военные годы, оставались промышленные предприятия, часть которых из-за своей стратегической важности местным властям подчинялась весьма формально, а по-настоящему - напрямую Совету Министров СССР. Лимиты отбора газа, графики поставок для этих заводов были составлены из расчета максимального потребления. И наши спецпотребители требовали, чтобы газа им было поставлено столько, «сколько положено». При обычных для нашей местности температурах мы справлялись, но 40-градусные морозы для Куйбышева - ситуация чрезвычайная. Оборудование барахлит, регуляторы вообще не работают, люди стоят у задвижек и смотрят на показания манометров. То есть ручное управление в самом прямом смысле этого слова. Заводы продолжают отбирать свой максимум газа, в то же время в бешеном темпе растет потребление в бытовом секторе. Сотрудники Центрального диспетчерского управления в Москве в курсе, но помочь не могут. Дополнительных объемов взять неоткуда: газотранспортная система области замкнута сама на себе, подземные хранилища газа находятся в стадии развития, имеющийся в них запас газа ситуацию не выправит. В какой-то момент я понял, что если так будет продолжаться, то в ближайшее время город останется без отопления.

На просьбы добровольно сократить потребление газа все стратегические предприятия ответили отказом: план надо выполнять и вообще «нам столько положено». Под свою ответственность я дал распоряжение ограничить подачу газа на авиационные, машиностроительные, химические гиганты и максимально обеспечить бытовых потребителей.

Реакция не заставила себя долго ждать. Директор завода «Моторостроитель» сообщил в ЦК КПСС. Ночью у меня дома раздался телефонный звонок от министра газовой промышленности Сабита ОРУДЖЕВА. Несмотря на фантастическую иерархическую дистанцию, Сабит Атаевич в серьезных случаях любил сам звонить именно главным диспетчерам, чтобы получить информацию «из первых уст». Впрочем, эта его «управленческая особенность» не отменяла южного темперамента и накала страстей в тот момент. Я много чего нелестного услышал в свой адрес. Честно признаться, сохранить самообладание было нелегко. Единственное, что смог сказать, когда образовалась секундная пауза: «Здравствуйте, Сабит Атаевич!»

- Здравствуй, - ответил министр, - докладывай, что у тебя там.

Я доложил.

- Все ты правильно сделал. А начальнику своему скажи, что я его снимаю.

С этими словами Оруджев положил трубку.

Вины начальника управления Сергея Дмитриевича БОРИСОВА объективно не было, но по неписаным законам мира госчиновников после любой критической ситуации должна быть принесена жертва в виде чьей-либо отставки. Министр решил, что жертвой станет Борисов, а свои обещания Оруджев выполнял.

Впрочем, пока не было официального приказа, один шанс оставался. Прошло несколько дней, потеплело, ситуация с подачей газа нормализовалась, и мы с Сергеем Дмитриевичем вместе поехали к директору «Моторостроителя». Раз от него поступил тот вызвавший административную бурю первый звонок «наверх», то может поступить и второй, успокоительный. Так и случилось. Мы поговорили нормально, по-человечески, поняли друг друга, после чего директор завода доложил Оруджеву, что проблемы решены и никаких претензий к нам он не имеет. В итоге Борисов избежал незаслуженной отставки.

История имела и свои положительные последствия. Она заставила многих задуматься и сделать принципиально важные шаги. Через некоторое время партийное руководство Куйбышевской области создало комиссию по рациональному использованию газа. Вслед за этим появились графики ограничения подачи газа на предприятия в случае форс-мажорных обстоятельств. В Газпроме тоже была комиссия, которая следила в том числе и за наличием на предприятиях резервного топлива. Не возьмусь утверждать, что интеграция газотранспортной системы области в единую газотранспортную систему страны стала прямым следствием того «морозного» форс-мажора, но, думаю, это звенья одной цепи.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах