aif.ru counter
42

От меня шарахались сослуживцы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40. АиФ-Самара 05/10/2011

Конституция с системой не пересекаются

- Алексей, рассмотрев вашу жалобу, Конституционный суд постановил, что иски о восстановлении на работе и снятии с вас «ярлыка» о неполном служебном соответствии и строгого выговора подлежат пересмотру. Но в районном суде тот же судья снова вынес решение – в иске о восстановлении отказать. Вы рассчитывали на справедливость?

- Конституционный суд дал мне надежду, что служащие могут свободно высказываться по вопросам, связанным с безопасностью граждан и соблюдением их прав. Два года назад я-то как раз и пытался донести мысль: надо менять принципы работы милиции, уходить от палочной, от плановой систем, от бумажной волокиты. От этого страдают граждане. Пока участковый ходит и ищет материал для спущенных сверху административных протоколов, которые надо обязательно сдать, даже если на самом деле ничего не произошло, пока отписывает бесконечные бумажки, на свои прямые обязанности у него не остаётся ни времени, ни сил. Судья Автозаводского суда мотивировал свой отказ так: законы «О милиции» и «О гражданской службе», на основании которых было принято решение о моём увольнении, Конституции не противоречат. И вряд ли он мог принять иное решение, против системы идти тяжело. Я особо не удивляюсь, наши законы не работают на людей, судят так, как выгодно системе. Что ж, буду подавать жалобу; если мы живём в правовом государстве, то имеем право использовать все возможности, которые дают законы. А дальше - посмотрим на перспективы.

Изгой в своём отделе

- Восстановление стало делом принципа или вы действительно так сильно хотите работать участковым?

- Я больше 13 лет проработал участковым и собирался оставаться там до пенсии, мне нравилось работать с людьми, я на всех собраниях присутствовал, по квартирам ходил, старался, чтобы меня в лицо знали. Конечно, тяжёлая служба, счастье, когда выходной выпадал. Потому что часто в выходные приходилось заниматься бумажной работой или дежурить. Но знаете, как приятно было, когда мне «спасибо» говорили. Люди за меня подписи собрали на шести листах, обращение в райотдел писали, чтобы меня не увольняли. Это же о чем-то говорит, значит, не таким уж я плохим сотрудником был. Если бы меня сейчас восстановили, никому не было бы плохо от этого. После меня на этом участке уже человек пять участковых сменилось, уж не знаю, по каким причинам. Но точно скажу: такая работа не для каждого.

- А почему только люди с подведомственной территории за вас заступились, а сослуживцы не поддержали?

- Многие соглашались со мной во время разговоров в «курилке», но официально никто не поддержал. Не ожидал, что люди могут до такой степени быть напуганными. Я стал изгоем в отделе, особо отчётливо это проявилось, когда впал в немилость. Со мной перестали общаться при начальстве, на оперативках ни один коллега в мою сторону даже не смотрел, в коридоре шарахались, боялись, что руководство увидит и подумает, что они со мной в одной упряжке. Было очень тяжело. Но я своих бывших товарищей не осуждаю, в душе-то они понимают, что я прав.

Совесть без пятен

- Как же вы собираетесь продолжать работать с людьми, которые от вас отвернулись?

- Обратите внимание, все мои действия направлены в отношении системы, а не конкретно каких-то лиц. Я всегда относился ко всем коллегам с уважением. Прошло много времени, кто-то уже не работает; если суд меня восстановит, значит ничего противозаконного в моих действиях нет и необходимости избегать общения со мной не будет. Ещё два моих иска в конце сентября должны рассмотреть в районном суде – о снятии выговора и неполного служебного несоответствия. А в Европейском суде по правам человека приняли заявление, в котором я прошу признать нарушенными мои права гражданина России. Надежды я пока не теряю.

- Сейчас не жалеете, что обнародовали нелицеприятную правду?

- Не жалею. Главное, я сделал, что хотел, и, как выяснилось, не зря. Во всяком случае, люди, работающие в органах, на госслужбе, теперь знают, что какие-то вещи могут обсуждать вслух. Без всякого пафоса, но свой вклад на благо граждан я внёс. Потерял работу, зато мне не стыдно смотреть другим в глаза, и честь офицера, и совесть – при мне. Теперь-то я очень хорошо понимаю: правду могут позволить себе только власть имущие. В одиночку бороться в нашей стране нет никакого смысла. Посмотрите, все те, кто осмелился высказаться, сразу оказались в опале, как и я. Вокруг меня никого нет, я один такой нашёлся, выступил, но наверху меня не услышали. Кстати, тогда меня вдохновило выступление Министра МВД, где-то в августе 2009 года он на всю страну заявил, что начинает борьбу с беспределом на местах. Я и подумал, раз на высшем уровне принято решение, почему бы мне не рассказать правду о том, что происходит в моём отделе. Моё выступление не расходилось и со словами президента, который часто говорит о бардаке в органах внутренних дел.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах