aif.ru counter
62

Уйдёт ли в прошлое деревянная Самара?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. АиФ-Самара 25/05/2011

Рукописи не горят, а дома пылают

Уникальный газовый огнетушительный состав, которым пропитывают рукописи и книги, не только эффективно гасит огонь, но и не наносит абсолютно никакого ущерба бумаге, масляной живописи, коже, тканям и всему тому, что хранится и выставляется в наших музеях. Хранители наблюдали за погруженным в жидкость и тем не менее звонящим телефоном, грустили, что средство от огня им не по карману и говорили о том, что спасать от огня придётся прежде всего сами строения. Между тем даже не во всех самарских музеях есть система пожаротушения. Ровно за усадьбой Алексея Толстого находится общежитие гастарбайтеров, устроенное в историческом здании - первом самарском, тоже, кстати, деревянном, костёле. Дворники живут здесь с жёнами и детьми, ежедневно готовят плов и жарят шашлыки. А музейщики с ужасом наблюдают из своих окон за дымом, поднимающимся над общагой-костёлом. - Справа от нашего музея, на заднем дворе - ещё один опасный дом. Там проводка свисает по уличным стенам, - беспокоится за «свою» постройку XIX века директор музея Людмила Савченко. В 2008 году по соседству с деревянными домиками усадьбы уже пылал каменный особняк Курлиной. Тогда в огне сгинули все деревянные части особняка, хорошо ещё, что огонь не перекинулся на музей. А в 2009 году зло­умышленники подожгли музей Ленина. С тем, что нужно беспокоиться не только об архивах, но и о самих зданиях, согласна и председатель общественной организации «Комитет спасения старой Самары» Людмила Кузьмина. - Недавно горожане стали свидетелями инициатив по уточнению даты рождения Самары. Возможно, Самара действительно город с 650-летней историей. Но и без того Самара имеет пока ещё статус «исторического места», - говорит Людмила. - Но что это за исторический город, если с его улиц стёрта вся история? Если история ограничивается только музейными экспонатами, а уличная историческая зона исчезает на глазах.

«Скорой помощи» нет

И гибнет прежде всего деревянная архитектура. По подсчётам нашего известного архитектора Вагана Каркарьяна, в Самаре осталось чуть более 50 уникальных домов, представляющих образцы самарского деревянного зодчества. - Ещё недавно стоял на Ленинской, 232 дом, где плотник, его хозяин, развернул на щипце дома целый сюжет: две взъерошенные птицы, под ними - две змеи - стражницы, наблюдающие за прохожими. Творец этого дома хорошо понимал охранительный смысл своей композиции, а чтобы в доме всегда было тепло, он помещает в центре знак солнца. Эти обереги уже уничтожены, - печалится Ваган Гайкович. - И скоро будет день, когда в Самаре сгорит или снесут последний деревянный дом. «Скорой помощи» для них, похоже, нет. Избавляются от самарской старины чаще всего под видом реставрации, разобрав кровлю и ожидая естественной смерти «гнилушек», как презрительно называют деревянные дома девелоперы. Так происходит со строениями «татищевской экспедиции» на улице Алексея Толстого, где предполагается возведение жилья бизнес-класса. Каменные дома с деревянными надстройками обнесены забором и потихоньку разрушаются. Исчез практически 11-й квартал - между Ульяновской, Галактионовской и Студенческим переулком. Его методично выжигали инвесторы, освобождая место под дома-монстры. Особняк Наймушина на улице Степана Разина, 106А даже не решились пару лет назад показывать группе архитекторов из Великобритании, которые, зная, что в Самаре в годы войны находилось посольство их страны, попросили привести их к зданию, в котором размещались их соотечественники. Полусгоревшие руины и сейчас представляют собой ужасающее зрелище.

Где миллиарды?

По подсчётам специалистов, за последние 15 лет общее число памятников архитектуры сократилось в Самаре на треть. И в настоящее время в Самаре, по словам Сергея Терентьева, заместителя руководителя департамента по вопросам культуры, спорта, туризма и молодёжной политики администрации Самары, числится около 1200 памятников культурного наследия. Правда, чиновник заметил: для городского сообщества должно быть отрадно, что в этом году администрация вплотную занялась проблемами сохранения хотя бы зданий музеев, принадлежащих муниципалитету. - На средства области (10 миллионов рублей) и города (60 миллионов рублей) будут отреставрированы четыре музея: Алексея Толстого, Детская картинная галерея, музей Самары и музей «Самара космическая». Причём значительная часть средств пойдёт на оборудование зданий системами пожаротушения. Впрочем, на те средства, которые закладываются в бюджеты как городского, так и областного уровня, реально можно отреставрировать 1-2% зданий. Остальные в это время продолжат разрушаться. В том числе, и благодаря «усилиям» властей. В прошлом году наш земляк, архитектор и защитник самарской старины Виталий Стадников попросил власти разрешить ему на деньги инвесторов заняться реставрацией шедевра деревянного зодчества - дома Маштакова на улице Самарской, 207. Но «добро» не получил, власти никак не могли определиться с принадлежностью земли под памятником архитектуры. Зато почти в то же время министр культуры Ольга Рыбакова заявляла, что сейчас идет разработка областной целевой программы «Культурное наследие Самарской области в 2012-2020 годах», обещала, что к апрелю 2011 года программа по спасению памятников должна быть утверждена. По её словам, на полную реставрацию всех памятников в губернии понадобится больше 22 миллиардов рублей. Но конца работы над программой пока не видно. А памятники гибнут.

Стань меценатом и гражданином

Если в деле сохранения архитектурного наследия Самары в ближайшее время ничего не изменится, мы потеряем его, как утверждают эксперты, уже через 3-5 лет. И предлагают варианты по сохранению архитектурного наследия. Один из них уже давно отработан за рубежом. Это передача памятников архитектуры в собственность частным инвесторам. Если заботу о культурном наследии Самары ещё и оформить должным образом, эти люди смогут увековечить свои имена согласно принятому три года назад постановлению Правительства РФ «О порядке присвоения имен благотворителей научным и образовательным учреждениям, учреждениям здравоохранения, культуры, социальной защиты, физической культуры и спорта». Самое любопытное, что присваивать имена собственные домам – вполне российская практика. И самарская тоже. Дом на улице Пионерской, 6, где ныне располагается отделение милиции, был построен как странноприимный дом на средства купца Кириллова. По завершении строительства наш земляк написал прошение депутатам гордумы, в котором говорилось, что он дарует этот дом городу, но просит, чтобы здание носило его имя. Почему бы нашим состоятельным самарцам не донести до потомков знание о своих благих делах, отреставрировав самарские флигельки, милые нашему сердцу и памяти? Тем более, по мнению специалистов, деревянные дома прочнее бетонных и могут простоять не одно столетие. Современные примеры есть. В Томске 701 здание в Елани - историческом деревянном центре города - спасли от разрушения. В результате в Томске появились улочки с отреставрированными, по-европейски нарядными деревянными домами. Восстановление Елани стало символом изменившегося отношения местных властей к архитектурному наследию города. Правда, перед тем жители района полгода держали «фронт»…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах