aif.ru counter
953

Через 20 лет Волга может остаться без рыбы

АиФ в Самаре №45 06/11/2013

Директор единственного в России речного плавучего рыбзавода Елена Мороз держит на ладони 10-сантиметрового малька стерляди весом 1,5 грамма. Он прибыл в рыбий «роддом» в икринке, приобретенной за 1 руб. 30 коп. на чебоксарском специализированном предприятии и помещён в инкубатор. Вылупившись, был запущен в проточную воду с температурой 14 градусов. На протяжении двух месяцев каждый час получал вкусный «заграничный» корм, резвясь со своими собратьями в чанах с волжской водой. И вот теперь Елена отправляет его, как и ещё несколько тысяч стерлядок, в автономное плавание - большую Волгу.

Вплоть до 50-х годов прошлого столетия стерлядь, как и другие осетровые - белуга, осётр, севрюга, часто попадалась в сети рыбаков. Осетровые и лососевые поднимались из Каспийского моря для нереста вверх по Волге, в места с чистой и проточной водой. Общие уловы рыбы в Волге в начале 1950-х годов составляли 20-25 кг с гектара водного зеркала. Из волжских вод поставлялись лучшие балыки, деликатесные консервы, чёрная икра и рыба. Продукция экспортировалась за границу, принося, кстати, большие доходы в валюте. Сейчас стерлядь в среднем течении реки находится под угрозой исчезновения и уже входит в Красную книгу Самарской области. Сколько выпущенных с рыбзавода мальков выживает - никто не знает. Стерлядь требовательна к качеству воды (она должна быть проточной) и свойствам дна (не илистое или песчаное, а каменистое).

- Чтобы возобновить промысел стерляди, требуется выпускать 8 млн мальков в год. А мы ежегодно выпускаем 600 тысяч молоди, - рассказывает рыбовод.

Фото: Commons.wikimedia.org

Бычки вместо воблы

Эксперты предупреждают: судак, жерех, сом, вобла лет через двадцать могут быть вытеснены бычками.

- В Волге все меньше ловится «классической» рыбы и все больше - особей новых видов, которых прежде не было, - говорит руководитель областного департамента охоты и рыболовства Вячеслав Лебедев. - В наши воды проникли чужеродные для наших мест виды рыб: бычок-кругляк, бычок-головач, бычок-цуцик, звездчатая пуголовка, рыба-игла, китайский мохнаторукий краб.

Но экспансия пришельцев - не самое страшное. Специалисты Института экологии Волжского бассейна Российской академии наук (ИЭВБ РАН) провели исследования и пришли к выводу, что в последнее время наблюдается настоящий бум распространения рыбьих паразитов. Уже сейчас на Средней Волге известен 41 вид паразитов, представляющих серьёзную опасность и для сельскохозяйственных животных, и для человека. А через 10-12 лет несвойственные нам виды паразитов начнут представлять опасность и для наземных экосистем. Многие волжане наблюдают, как поражённые солитером лещи не могут опуститься в глубину, бьются о берега и отмели и массово гибнут. Заражены уже и плотва, и щука…

А помните, как в прошлом году из Волги начали вылавливать судаков с язвами? Учёные тогда определили, что это - фибросаркома, рыбий рак. Профессор Самарской государственной социально-педагогической академии Валентин Ясюк припомнил, как в 80-е годы в ходе экспериментов на крысах, которых кормили заражённым саркомой судаком, у некоторых из подопытных животных проявлялись все виды заболевания.

- Человек, конечно, не крыса, но передача заболевания налицо, так что не исключено, что через пищевую цепочку в конце концов этой болезнью может заболеть и человек, - предупреждает зоолог.

Вычерпываем до дна

Вместе с качеством волжской рыбы с каждым годом падает и её количество. Ещё 20 лет назад специалисты ИЭВБ предсказали, что улов рыбы в Куйбышевском и Саратовском водохранилищах сократится в три раза. Так и произошло. В настоящее время специалисты оценивают общий объём водных биоресурсов, которые добываются в границах региона, с учётом рыбопромысловиков, рыболовов-любителей и браконьеров примерно в 2,5 тысячи тонн. Сергей Саксонов, заместитель директора Института экологии Волжского бассейна грустно шутит:

- В начале века в самарских газетах часто можно было встретить такие объявления: «Из-за плохого урожая в этом году будет мало хлеба, так что икру требуется мазать толстым слоем».

Да уж какая там икра! Саму рыбу с трудом «черпают» из реки донным тралом, раньше применявшимся только при морской рыбодобыче. Для донных видов рыб он губителен, потому что наносит серьезный ущерб состоянию водной среды. Трал поднимает со дна яды, которые Волга приняла в себя из сбросов самарских предприятий и накопила в илах. В этой мути гибнут мальки, почти мгновенно уничтожается еда для рыб - зоопланктон. Очевидно, что траловый лов должен быть запрещен.

Но после долгих препирательств экологов, думцев, чиновников и «рыбовладельцев» траловый лов в акватории Волги в Самарском регионе всё же разрешили. Хотя и с оговорками. Замглавы областного департамента охоты и рыболовства Михаил Шинкевич сообщил, что участки для тралового лова не будут превышать 10% от общей площади рыбопромысловых участков для промышленного рыболовства на Волге.

- В дальнейшем, чтобы обезопасить Волгу от ущерба, причиняемого траловой ловлей, мы предлагаем установить на судах GPS-навигаторы и видеокамеры, позволяющие отслеживать место траления и его глубину.

Фото: www.russianlook.com

Паразит в кляре

Все эти меры, возможно, и могут оказаться действенными. При условии, что в Волге ещё будет что ловить. Уже сейчас больше 90% икринок имеют уродства. Экосистема медленно, но верно меняется, и однажды наступит гибель всех видов животной и растительной жизни. Обратить эти изменения вспять в отдельно взятом регионе не в силах никто. Учёные в один голос уверяют: нужна национальная программа по спасению Волги. Иначе на столе у нас останутся жареные червяки - ну прямо как у китайцев. Этих паразитарных жителей леща и плотвы мы ещё называем солитёрами.

МНЕНИЯ

Игорь Евланов, профессор Института экологии Волжского бассейна.

За последние годы в наших двух водохранилищах начались очень серьезные видовые изменения. Куда эти изменения приведут, пока сказать трудно. Нужны капитальные исследования, а на них пока выделяется крайне мало средств. Мы зарегулировали Волгу, запустили маховик и вот уже полвека получаем целую серию кардинальных экологических изменений. Процесс во многом нам уже неподконтролен, ученые могут лишь наблюдать за этими изменениями и посылать профильным ведомствам, властям всех уровней сигналы. Сейчас сигнал дан такой: экосистемы наших водохранилищ находятся на этапе мощных преобразований. Ученые лишь озвучивают «железную» формулу природы: в экосистемах пустых мест не бывает, одно заменяется другим.

Сергей Блинов, начальник отдела государственного контроля, надзора и рыбоохраны Средневолжского территориального управления Росрыболовства по Самарской области.

В Саратовском водохранилище замедляется течение, водный объект зарастает, заиливается. Виды рыб, традиционно живущих в проточной воде, меняются на живущих в озёрах. Становится меньше судака, жереха, сома, налима. Но растет численность карася, плотвы, густеры и окуня. Все больше становится мелких, малоценных пород - это связано с тем, что крупные рыбы более требовательны к условиям нереста, которые нарушаются из-за сброса воды на ГЭС. Все чаще отмечаются «вселенцы» в фауну реки. Однако в целом количество рыбы в Волге растет, как и ее видовое разнообразие: исконно в ней насчитывалось порядка 35 видов, а сейчас - уже 52. Ихтиологи сейчас сами стараются заселить в реку растительноядные виды, чтобы они уничтожали излишние водные растения.

Александр Третьяков, заместитель директора хозяйства «Пекилянское».

Из устья реки Самары молодь попадет в Саратовское водохранилище уже на следующий день. Там она останется и будет давать потомство. Для Волги сазан и толстолобик являются ценными породами рыб. Толстолобик питается фитопланктоном, что актуально в условиях цветения воды. Сазан всеяден и регулирует природный баланс речной воды. Погодные условия для выпуска малька осенью - самые благоприятные, поскольку в воде содержится достаточное количество кислорода во время транспортировки и молодь чувствует себя комфортно.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах