aif.ru counter
18

По ту сторону закона

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14 04/04/2008

Однако именно этот "букет" присутствует в местах лишения свободы. Как нужно отбывать наказание, чтобы жизнь на свободе не переросла в очередной срок, а стала примером стабильности? Осуждённых и нашего корреспондента учили социальной реабилитации работники ИК-15.

Правила "пятнашки"

Сиспатичная барышня с аккуратной короткой стрижкой демонстрирует вязаный ажурный кардиган, конфузливо заслоняя рукавом бирку с номером. Костюмчик и ещё несколько вещей осуждённые женской колонии N 15 торопятся закончить к всероссийскому конкурсу "Красиво шить не запретишь", который проводится среди "швейных коллективов" колоний.

Участие в нём - часть программы социализации осуждённых. За шесть месяцев до конца срока заключения женщин определяют в "Школу подготовки к жизни на свободе".

- Ведь надо же помогать заблудшим душам. Нам важно, какими женщины отсюда выйдут, сломаются или будут жить в обществе как нормальные люди, - объясняет начальник психологической службы ИК-15 Людмила Мартьянова. - Кстати, и всем нам будет спокойнее.

Для смягчения "жёсткости нар" к режиму зоны сотрудники добавляют простые правила человеческих отношений. "Злые зэчки", татуировки, законы зоны и жаргон в "пятнашке" не в моде.

Что касается трений, высокая и ухоженная, с маникюром и макияжем Жанна (никто из девушек, согласившихся на беседу, не захотел по понятным причинам назвать свою фамилию. - Авт.) объясняет их разностью взглядов на жизнь.

- Мы же не удивляемся склокам в женских "общагах", - говорит она. - А здесь больше тысячи человек!

В каждом отряде живут по 60-70 "девушек с характером". С первых же дней отсидки с новичками работают психологи. Тесты показывают, что у всех этих женщин высокая шкала тревожности. Психика не выдерживает. Поэтому с самого начала осуждённых начинают приучать к спокойному отбыванию срока, чтобы на волю они вышли не озлобленные на весь белый свет, а готовые к нормальной жизни на свободе.

И "зэковская валюта" здесь не действует - сигареты и чай свободно продаются в магазине. Ассортимент неплохой, есть даже сладости. Денег, правда, на руки осуждённым не выдают. Всё, что они зарабатывают в швейном цехе, переводят на их "тюремные счета". А косметику привозят родственники.

За татуировки и жаргон здесь наказывают. Смешливая Нина сравнивает:

- Ну, как в пионерском лагере: ругнулся матом - тебя в угол, а нас за "феню" - снег чистить или на кухню, полы мыть.

"Бурда" и УК - любимое чтиво

Есть в колонии и другая кухня, попасть туда стремятся многие новички. Но осваивать специальность повара в учебный класс, оборудованный плитой, холодильником и телевизором с учебными фильмами в духе "Смака" и "Готовьте с нами", направляют только тех, кто на воле не получил никакой специальности.

- Хотя по-хорошему почти каждой второй нашей "даме" кулинарные навыки не помешали бы, - печалится за подопечных мастер по швейному делу Екатерина Смирнова. - Когда они к нам приходят, не умеют даже картошку пожарить - многие на казённом коште с юных лет.

В ИК-15 девушкам кроме профессии повара преподают ещё семь специальностей. Будущие швеи с интересом перелистывают последний номер "Бурды". И обижаются, когда их расспрашивают про "красную" и "чёрную" зоны.

- Приезжала дочка навестить, поудивлялась чистоте и порядку и пообещала рассказать всё бабушке, - рассказывает Жанна. - А то, говорит, та фильм "Зона" смотрела и плакала, за меня переживая. И вообще, если бы всё так же чисто и красиво было в детстве да молодости, глядишь, и судьба бы моя по-другому сложилась.

Жанна уже сама состоит в "психологическом" активе. С самого начала она уговаривает новичков "не набираться плохого у старожилок", а читать книжки про жизнь, например, "Как управлять собой" Луизы Хэй и тому подобные. Впрочем, любимым чтивом осуждённых всё равно остаётся... Уголовный кодекс.

Мужики и "детки в клетке"

С благой целью работники колонии придумывают для своих подопечных и всякие конкурсы: ледяных фигур - зимой, "Мисс Весна" - в марте, танцевальные - летом, ежеквартальные спартакиады. Правда, в отличие от подростковых колоний здесь товарищеские встречи с мужскими командами не приветствуются.

- Зачем нам эти мужики? - морщатся дамы. - К нам часто Александр Амелин приезжает, Владимир Кейлин - вот это мужчины! А от тех, кто там (машут в сторону мужской колонии, расположенной через дорогу), - одни проблемы.

- Через них, мужиков, многие и загремели за решётку, - злится Ольга.

Как объяснили потом работники колонии, загремели разными путями. Кто - за драку, радикально разрешая "любовный треугольник"; кто - за помощь в распространении наркотиков.

"Плоды любви", пятьдесят малышей, разделяя участь непутёвых мамаш, до трёх лет будут видеть небо разделённым на квадратные ячейки.

- Кто несёт яичко? - спрашивает малышей воспитатель.

- Няня! - радостно отвечают "детки из клетки". И с ужасом шарахаются от щенка, забежавшего с улицы.

С большим миром ребятишек знакомят с помощью книжек. Для осуждённых дети - ещё одна ниточка, виртуально связывающая с волей: у матерей и рабочий день короче, и свидания с роднёй чаще.

- Конечно, многое зависит от помощи сотрудников, от отношения к нам, внимания, - одобряет усилия администрации Юля. Но всё же главное - поддержка родственников, как встретят и что скажут дома, как отнесутся к твоему возвращению. Мы же хотим быть, как все.

- От сумы да тюрьмы не зарекайся, - вторят и психологи, поминая не теряющую актуальности в нынешних российских реалиях поговорку.

Рефреном всех адаптационных мер остаётся здесь отношение к зэчкам как к обычным людям, только пока живущими в неволе.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах