aif.ru counter
85

Кто зарабатывает на ископаемых Самарской области

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37. АиФ-Самара №37 10/09/2014

Однако генеральный директор ЗАО НПП «Самарские горизонты» Геннадий Григашкин утверждает: огромная часть доходов от российской нефти уходит на оплату услуг иностранных сервисных компаний, которые занимают до 70% отечественного рынка неф-тесервиса.

«И голова не болит…»

АиФ-Самара: Геннадий Александрович, вы не раз уже говорили о том, что нефтяники предпочитают услуги зарубежных сервисных компаний отечественным. Почему так происходит?

Геннадий Григашкин: Зарубежные сервисные компании чаще всего работают «под ключ», предоставляя  оборудование для работ, персонал (в т.ч. из российских специалистов) и прочие услуги. И для менеджеров, которые занимаются такими заказами, это удобно (и, очевидно, выгодно) настолько, что их не отпугивает даже высокая цена, иногда в 20 раз превышающая ту, за которую работают отечественные компании. Как мне пояснил один из топ-менеджеров, «…зато у меня голова не болит». Мне, правда, кажется, что сотни миллионов рублей, уходящие за рубеж, - слишком дорогая цена лечения «головной боли» даже для руководителей нефтяных и газовых компаний! Получается, что управленцы, руководители нефтянки в большинстве своём вместо того, чтобы вкладывать деньги в развитие отечественных разработок, закупают их у Запада по завышенной цене, тем самым проплачивая развитие науки, техники и экономики Запада.

- Но разве система тендера нужна не для того, чтобы заказы получили лучшие компании, готовые выполнить работы по наиболее выгодной цене?

- Организация тендеров в российском нефтесервисе специфична. Кого она может устраивать, если из-за любой мелочи ты можешь потерять выгодный контракт? Сама система тендеров предполагает, что, выходя на торги, ты соглашаешься со всеми пунктами контракта заказчика, который может содержать 4 страницы основного текста и 34 - описывающие штрафные санкции за каждую мелочь.
Кроме того, тендеры не обеспечивают равные условия. Ни одна зарубежная компания не будет работать без предоплаты или гарантий оплаты, а в наших контрактах всегда пункт о рассрочке платежей до 90 суток. При этом материальная составляющая заказа может доходить до 30-60%. Где мне взять эти средства, если за работу заплатят через три(!) месяца после её завершения? Кроме того, часто нефтяные компании имеют обыкновение проводить тендер на каждую скважину. Иногда время работ оказывается меньше времени участия в торгах. Разве это нормальная ситуация? А зачастую даже «выигранный» тендер еще не является гарантией того, что ты фактически будешь его выполнять!

Собственных разработок нет?

- Самая «горячая» тема последнего времени - санкции против России, которые налагают США, Евросоюз и пр. Могут ли они уменьшить число нефтесервисных фирм, присутствующих на отечественном рынке?

- Определённые предпосылки к этому есть. Принимаются конкретные санкции против нефтяной отрасли - прежде всего ограничивают поставку высокотехнологичного оборудования. Без которого, естественно, значительно упадут темпы добычи нефти в нашей стране. Возможно, поняв, насколько невыгодно сегодня зависеть от западных технологий, нефтяные генералы и магнаты начнут наконец вкладывать средства и в развитие производств отечественных технических средств и технологий.

- А отечественные сервисные компании смогут сейчас самостоятельно обеспечить нефтяной рынок?

- Едва ли это возможно сделать быстро! Дело в том, что в последние годы НИИ и КБ, которые ранее занимались разработкой и производством оборудования для нефтедобычи, практически прекратили своё существование. Сервисные отечественные компании в большинстве своем были перекуплены теми же западными компаниями в период 2008-2014 гг., Теперь они же работают «под ключ», монополизировав Российский рынок нефтесервиса.

Чем современнее, тем лучше?

- Но разве интерес к западным технологиям не вызван новшествами в высокотехнологичном оборудовании, разработки которого полным ходом идут за рубежом?

- Мы привыкли думать, что новейшие технологии - это всегда благо. На самом деле это не всегда так. Иногда последние разработки оказываются настолько дороги, а эффективность их весьма спорна, что использовать их нерентабельно. Знаете, что тогда с ними делают? Отправляют в Россию. К нам, как к папуасам, везут самое дорогое оборудование, которое зачастую не находит применения в стране-производителе. Например, совсем недавно появилась модная технология интенсивной добычи нефти - гидроразрыв пласта. На начальном этапе разработки, когда скважина только пробурена, в неё под давлением закачиваются вещества (в том числе и весьма вредные для экологии недр), что приводит к образованию трещин в пласте. В результате нефть в скважину поступает в гораздо большем объёме, чем при традиционных методах бурения. Но такая скважина работает от силы 1,5-2 месяца, только-только успевая окупить себя. Далее скважина обводняется, и… нужно бурить новую скважину. Получается непрерывный процесс бурения, выгодный в первую очередь сервисным компаниям. Для сравнения: на одном из месторождений НОВАТЭКа с участием нашей компании были пробурены горизонтальные скважины в 1996-2000 гг. без применения технологий гидроразрывов (и по ценам на порядок меньше). И те первые скважины функционируют до сих пор!

- То есть, новейшие технологии в вашей отрасли даже вредны и лучше работают старые методы?

- Не все так однозначно. Многие новые методы - это хорошо забытые старые. Например, совсем недавно заговорили о перспективной технологии многоствольного бурения скважин. А ведь её придумал российский инженер-нефтяник Александр Григорян, который ещё в 1953-1954 гг. в СССР пробурил первые горизонтальные скважины и занимался разработкой технологии бурения разветвленных скважин, которая позволила бы значительно улучшить дренирование пласта и значительно увеличить коэффициент извлечения нефти (КИН). Однако в 1980 г. единственный в мире специалист по горизонтальному бурению эмигрировал в США, после того как его уволили из научного института. Там «подхватили» российские разработки, и теперь нам продают услуги «под ключ», но не продают оборудование для многоствольного бурения.

- В чём состоит технология многоствольного бурения?

- Суть метода можно легко объяснить даже непрофессионалу. Видели, как по весне деревья буквально фонтанируют соком? Это потому, что у них площадь корневой системы значительно превышает площадь кроны, что и создаёт разницу давления. Тогда почему же подобные принципы не применять в нефтедобыче и вместо одного ствола скважины не бурить в пласт несколько горизонтальных, расходящихся от основного?

- За чем же дело стало? Эти технологии уже используются?

- Дело стало за «малым» - в России пока не существует отечественного оборудования для такой технологии разработки месторождений и добычи. Только то, что предоставляется западным нефтесервисом «под ключ»! Необходимо срочно начинать разработку и организацию производства этого оборудования! Именно с таким проектом компания ещё в апреле 2013 г. «постучалась» в технопарк высоких технологий «Жигулёвская долина» и проект был принят, а НПП «Самарские горизонты» стало резидентом технопарка! Реализация этого проекта стоила бы около 700 млн руб., которые уже через четыре года принесли бы прибыль. Разве это большие средства для нефтяной отрасли? В стране ежегодно бурят около 10 тыс. скважин. Средства, выплачиваемые западным компаниям только за часть из них, уже окупили бы проект, который через несколько лет стал бы эффективным инструментом для интенсивной добычи нефти, превышающей современные возможности. Уже более полутора лет компания участвует с этим проектом в технопарке «Жигулёвская долина». Жизнь там «бьёт ключом», «мини-проекты» утверждаются десятками. А серьёзных инвесторов под этот проект, стратегический для отрасли, да и всей России, пока нет! А где десяток инновационных и венчурных фондов, где министерство экономического развития, инвестиций и торговли, где, наконец, Агентство стратегических инициатив? А что на всё это скажет кандидат в губернаторы?

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах