aif.ru counter
1724

История повторяется. Центр Самары снова уничтожают пожары

Ксения Железнова / АиФ-Самара

Один из самых больших пожаров произошел в Самаре в июне 1850 года. Последствия этого бедствия были ужасны, выгорел почти весь города, много людей погибло, еще больше остались без средств к существованию.

На момент пожара количество каменных домов в Самаре было невелико. Основная часть строений была деревянной, особенно плохо обстояли дела в бедных кварталах. Бедняки строили небольшие домики в 2-3 окна и крыли их соломой. В таких условиях от случайной искры мог выгореть целая улица.

Летом 1850 года пожар возник в хлебных амбарах, а сильный ветер разнес огонь на весь город. Вот что написал об этих событиях общественный деятель и купец первой гильдии  Егора Аннаева:

- 13 июня 1850 года в 12 часов дня ветер был порядочный, как вдруг ударили тревогу, раздался ужасный крик: «Пожар!» Горел хлебный амбар. В это время поднялась ужасная буря, которая в одно мгновение обхватила своим пожирающим пламенем все. Весь народ бежал к реке Самарке, но вихрь с пламенем мчался туда же и много несчастных жертв задохнулось. Люди, спасаясь, кидались в воду и тонули. Баржи на воде горели. На одной из барж взорвался порох, взрыв которого произвел оглушительный удар. Земля как бы затряслась, а баржу швырнуло в другой берег. Люди полагали, что пришел конец света. Все сгорело. У людей не было даже куска хлеба, который теперь негде было купить. Кругом лежали сгоревшие люди, лошади, собаки, кошки и множество кур. Повсюду – огненное море, нигде не видно конца. Везде догорающие развалины. Отчаяние народа, истошные крики, рев вернувшегося стада коров – ужас, да и только! За рекой Самаркой тоже все сгорело, неисчислимые потери народа ужасны!

Пожарные регулярно ездят на вызовы в историческую часть Самары. Фото: АиФ-Самара / Ксения Железнова

Но горевали не все, кто-то смог использовать последствия пожара с огромной выгодой для себя. Почти сразу после пожара стало известно, что император Николай I скоро подпишет указ, который превратит Самару в губернский город.

Предприимчивые люди сразу же сообразили, что это решение дает отличные возможности заработать на недвижимости. Условия сложились более чем идеальные, почти все дома в городе уничтожены огнем, поэтому любое пригодное для жилья будет пользоваться большим спросом. При этом большая часть населения была разорена, что привело к резкому снижению цен на строительные материалы и удешевлению рабочей силы. И на пепелище Самары началось строительство новых и современных, для того времени зданий, которые потом сдавались в аренду приезжим чиновникам и купцам за большие деньги.

Все как в старину

Со времени грандиозного пожара прошло 164 года, но ситуация в Самаре не изменилась. По-прежнему в исторической части города горят старинные деревянные дома, а их место занимают современные высотки, квартиры которых стоят огромных денег.

В этом году «сезон пожаров» открылся 22 апреля крупным пожаром в частном секторе между улицами Буянова и Арцыбушевской. Всего за час несколько сараев превратились в груду пепла и углей. Возгорание началось прямо днём среди хозяйственных построек, потом огонь перекинулся на жилой двухэтажный дом. Огонь охватил квартиры второго этажа двухэтажного жилого дома, его кровля сгорела полностью. К счастью, обошлось без жертв, однако без крыши над головой осталось шесть семей.

Сергей Малахов, архитектор, профессор СГАСУ:
- Сегодня во всём мире нет аналогов самарскому деревянному зодчеству. Похожие квартальные застройки есть в Сибири - Томске и Иркутске, но там своя специфика. Самара с невероятной скоростью теряет своё лицо. И я думаю, что скоро оно исчезнет совсем. Мы перестанем быть интересными туристам-иностранцам, которые едут к нам за этой исконной русской спецификой - посмотреть на домики с резьбой. На смену оставшимся уникальным деревянным домам приходят безликие высотки, которые даже не соответствуют понятию «элитное жильё». Но это, к сожалению, тот тренд, который задают сегодня власти: уничтожить «гнилушки» под предлогом сделать город чище. В этой схеме нет места жителям этих деревянных домов. А ведь с этими домами связана вся их жизнь, порой история многих поколений семьи. К тому же люди привязаны к социальным объектам в своём районе: школам, детсадам, больницам. Выдернуть их оттуда - лишить всего. Всегда же проще выжечь, выселить и застроить. Тем не менее сегодня существует юридический механизм, благодаря которому ответственность за восстановление домов возлагается на их собственников, и лишь частичная поддержка оказывается инвесторами и бюджетом. Оставшиеся «в живых» дома можно восстановить, для этого сегодня существует немало технологий, в том числе с сохранением исходного материала.

Не прошло и трёх недель, как страшный пожар охватил деревянный дом №84 на улице Чкалова. Чудом не пострадал соседний дом, 86-й, связанный с городской легендой о «стоянии Зои», в память о которой на ул. Чкалова несколько лет назад установили скульптуру Николая Чудотворца. К счастью, никто не погиб, но 15 человек потеряли жильё. Буквально через неделю полностью выгорел деревянный дом на ул. Садовой в Ленинском районе.

В итоге картина в историческом центре складывается невесёлая. Власти и коммунальщики деревянным домам давно вынесли свой приговор, обозначив в списках как «дома 6-7-й категории».

Случайно ли?

Бытует мнение, что мешающие возведению высоток деревянные дома поджигают недобросовестные застройщики. Ведь в этом случае им не придётся расселять жильцов. Но официального подтверждения эта информация не имеет. Согласно статистике ГУ МЧС по Самарской области, типичные причины возгораний - неосторожное обращение с огнём, когда, например, «пьяный мужчина заснул с сигаретой». Но нередко получается так, что на месте недавнего пожара намечается новая застройка. Так, например, на территории сгоревших в апреле домов в границах ул. Буянова и Арцыбушевской планируется жилищное строительство. Как пояснили «АиФ в Самаре» в мэрии города, ещё в прошлом году власти выдали градостроительный план на этот участок под многоэтажную застройку компании «Зодиак», однако проект планировки данной территории ещё не разрабатывался, не поступало в мэрию и заявления на получение разрешения на строительство. Комментарий в компании «Зодиак» на момент выхода газеты в печать так и не предоставили.

«Мы каждую ночь дежурим, следим, чтобы дома не подожгли. Видимо, всё-таки добрались и до нашего двора», - рассказала корреспонденту «АиФ в Самаре» жительница горевшего дома на улице Арцыбушевской Светлана Семёнова. По её словам, собственники жилья на улице Арцыбушевской и улице Буянова неоднократно выходили на митинги и писали обращения в различные инстанции против строительства новых домов в их районе.

В Озёрный не хотят

Судьба погорельцев, мягко говоря, незавидная. Дом 28-летнего Виталия Антипова по улице Льва Толстого, 113 сгорел прямо у него на глазах ещё в 2008 году.

«Пожар произошёл в два часа ночи, когда все мы спали. Загорелось крыльцо, затем что-то взорвалось и пламя перекинулось на деревянную крышу. Нас спасло лишь то, что не спала соседка. Она начала стучать в квартиры и будить людей. Слава богу, что в доме был запасной выход со двора и мы смогли выйти через него», - с горечью вспоминает потерпевший.

Жизнь после пожара для Виталия Антипова и его семьи превратилась в самое настоящее выживание. Семья снимает жильё на 116 км, потому что там дешевле. Жить в общежитии у завода «Экран», которое предложили в качестве временного пристанища в мэрии, они отказались сразу - это очень далеко и неудобно.

«Мы до сих пор прикреплены к поликлинике в центре города и каждый раз, когда нужно к врачу, добираемся сюда», - рассказывает мужчина. По его словам, в очередь за собственным жильём они встали ещё пять лет назад: «Я не знаю, когда мы получим свою квартиру, ответ у властей один: «Жилья нет и не известно, когда будет».

Николай Митрянин, первый заместитель председателя Самарской городской думы:
- Проблема с обеспечением жильём погорельцев стоит очень остро. Квартир не хватает. Сейчас власти и правоохранители прилагают больше усилий для того, чтобы освобождающиеся муниципальные квартиры «не уходили» из маневренного фонда города, не становились добычей так называемых «чёрных риэлторов». Таким образом, в этом году городу удалось найти жилья больше, чем в прошлые годы, - 220 квартир. Но возникает ещё одна проблема: люди не хотят никуда переезжать из исторического центра и предпочитают жить в аварийных домах. Эту проблему необходимо решать комплексно и работать не только над пополнением маневренного фонда, но и в первую очередь с застройщиками, которые обязаны расселять людей в нормальные квартиры. Причем в тех домах, которые возводят на месте сгоревших или аварийных. Бюджет всего не вытянет.

Как пояснили в пресс-службе мэрии Самары, погорельцы, как и остальные переселенцы из аварийного фонда, должны встать в очередь на предоставление жилья. И то, это возможно лишь в том случае, если сгоревший дом был муниципальным. Если утраченная при пожаре недвижимость находилась в частной собственности, то никакого государственного жилья погорельцам не полагается. Если после пожара людям негде жить, то им предоставляют временное жильё из маневренного фонда города. Как правило, это общежития и дешёвые гостиницы. При этом ждать квартиру в посёлках Озёрный или Крутые Ключи придётся годами: процесс переселения в Самаре идёт очень медленно. В 2012 году мэрии Самары удалось переселить лишь 315 семей, в то время как нуждающихся в улучшении жилищных условий в десятки раз больше. По данным сайта www.reformagkh.ru, сегодня в аварийных домах живут и ждут новых квартир 4932 самарца.

Первыми начинают гореть хозяйственные постройки. Фото: АиФ-Самара / Ксения Железнова

В то же самое время переезжать в Куйбышевский район Самары - в посёлок Озёрный - самарцы не хотят. Нет желания ехать и в сторону Красной Глинки - в Крутые Ключи. И не только потому, что далеко от центра города. Ещё в прошлом году общественники признали мирорайон Озерный не соответствующим элементарным санитарным нормам. В частности, на кухнях не предусмотрены окна. Помимо этого, в посёлке отсутствуют детский сад, школа, офис врача общей практики, инфраструктура, озеленение территории, ливнёвки. Подвалы домов, а также детская и спортивная площадки постоянно затапливаются. В посёлке до сих пор не решена проблема водоотведения и гидроизоляции, фактически нет пешеходных зон. Не удивительно, что сегодня погорельцы - жители дома на ул. Осипенко - в суде добиваются признания микрорайона Озёрный непригодным для проживания.

«Мы не претендуем на тот район, где сейчас проживаем, но имеем право получить квартиры в благоустроенном месте», - пояснила потерпевшая Елена Лаврентьева.

Сейчас жильцы заказали независимую оценку, которая должна показать, что микрорайон не пригоден для проживания. «АиФ в Самаре» будет следить за развитием событий.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах