aif.ru counter
229

Борис Есипов: Обаяние Валерия Грушина передалось фестивалю его имени

АиФ-Самара:  Борис Алексеевич, знаменитый самарский фестиваль авторской песни носит имя Валерия Грушина. Вы были однокурсником Валерия. Что было особенного в этом человеке?

Борис Есипов: Знаете, он был талисманом для всех, солнечным человеком, на которого хотелось равняться. При этом страстью его были походы, причём всегда на пределе возможностей. Мог отправиться в одиночку на Северный Урал с тоненькой палаткой. Как-то с небольшой группой ребят сорвался на озеро Лабынкыр на поиски чудовища - ходили слухи, что оно там живёт. Как только сходил снег, Грушин перебирался на другой берег Волги и ставил там палатку. Его флаг знали все: аист на фоне солнца и буквы КуАИ - Куйбышевский авиационный институт, в котором мы все тогда учились (современное название - СГАУ).

- А был ли Валерий Грушин поэтом? Он писал свои песни?

- Прежде всего он был собирателем авторской песни. Тогда её нельзя было услышать по радио. Она появилась в среде туристов, альпинистов и передавалась из уст в уста. Однажды Валерка принёс мне переписанные в тетрадку стихи - я в группе слыл музыкантом: играл на рояле в перерыве между лекциями, даже сочинял музыку. Песня «Грустят знакомые дома» стала первой из тех, что я написал для группы Грушина «Поющие бобры». Я не был туристом, и ребята казались мне лесными жителями - бобрами. Вот такое название я и предложил для трио. Только через несколько лет узнал, что эта «моя» песня уже существовала и написана Ариком Круппом. Но такое тогда случалось часто: ведь записать услышанную музыку не было возможности. Вот и появлялась другая музыка.
Сам Грушин любил «мужественные» песни про походы и трудности. Придумал себе девиз:

Если жив ещё - борись,

Полумертвый - продвигайся.

Смерть увидишь - не сдавайся,

А настигнет - не страшись!

И так случилось, что этому девизу он следовал до конца.

Мужской поступок

- Как погиб Валерий Грушин?

- В то лето, в 1967 г., они с ребятами отправились в очередной поход. Сплавлялись по таёжной сибирской реке Уде на плоту. На ночь встали у метеостанции. Утром, по словам очевидцев, начальник метеостанции завёл моторную лодку, чтобы везти сыновей с племянницей. Пошли на одном моторе, и вдруг резко завёлся второй - лодку вынесло на середину бурной реки, и она, тяжело гружённая, перевернулась. Начальник метеостанции, вынырнув, подхватил младшего сына и с ним поплыл к берегу. В это время к реке умыться подошёл Грушин и увидел, как в воде барахтаются двое оставшихся маленьких детей. Он, не раздумывая, кинулся в воду, вытащил девочку и отправился за вторым ребёнком. Все дети были спасены, но Валерку больше никто не видел... Тела, несмотря на поиски, так и не нашли. Знаете, Грушина никто не считал невероятным героем. Это был поступок мужчины - броситься спасать тонущих детей.

Через год в Жигулях, в Каменной Чаше, самарские ребята собрались, чтобы почтить память Валерки. Пели песни. В тот год собралось около 600 человек. С этого события и ведёт отсчёт фестиваль им. Валерия Грушина, который, как говорят, стала первым в стране фестивалем авторской песни. Справиться с болью потери было тяжело, и я написал песню «Баллада о Валерке». Говорят, её пели на первом фестивале - ещё в Каменной Чаше. На втором же я стал лауреатом с этой песней, и с тех пор с её исполнения начинаются все фестивали.

- В чём, на ваш взгляд, феномен Грушинского фестиваля, его особенность?

- Те, кто хоть раз был на поляне, знают, что здесь особенная атмосфера. Здесь могут пригласить к костру незнакомого человека, угостить обедом, спеть вместе. Это особое, почти волшебное пространство, где нет чужих, где каждый человек - друг. Возможно, в чём-то это заслуга Валерки, как будто его солнечное обаяние передалось фестивалю его имени.

Новый патриотизм

- Однако с именем фестиваля связано и немало споров, без которых не обошёлся и 42-й Грушинский. Разве это не противоречит дружеской атмосфере?

- Вокруг Грушинского фестиваля много споров, но это в большей степени относится к организаторам этого события. Видите ли, Грушинский - это фестиваль авторской песни, с определёнными задачами и философией, он консервативен - нам важнее сохранить эту культуру, чем превращать фестивальную поляну в мультиформатную площадку. Для других жанров есть свои фестивали, и они не должны заглушать авторскую песню. А ведь её голос, как правило, очень тих.

- А разве не заглушают этот голос спортивные мероприятия, театральные показы и другие события, которыми пестрит фестиваль?

- Всё это интересно, но я против того, чтобы их становилось много. Я против военизирования фестиваля. Военные песни, курс молодого бойца по разбиранию автомата - разве для всего этого нет других площадок? У Грушинского свой патриотизм. Одна знакомая мне рассказывала, что когда она с 5-тысячной толпой шла с концерта на Горе, у неё возникло ощущение, которое бывает, кажется, только 9 Мая, - родства и близости с незнакомыми людьми. И это ощущение, которое даёт фестиваль, ценнее любой пропаганды.

- Фестиваль в этом году будет проходить в 42-й раз. Неужели авторская песня до сих пор современна?

- Знаете, я бы назвал авторскую песню и фестиваль барометром, который показывает уровень романтики в обществе. Разве романтика не современна? Когда Булат Окуджава брал в руки гитару и начинал петь, он становился похожим на праведника. Представляете, человек с обычным, не поставленным голосом поёт о том, что близко и важно каждому. Авторской песне свойственно открытие самых простых истин. Например, у Юрия Визбора есть такие строки:

Пусть новою будет наша дорога,

Пусть будет старой наша любовь.

Казалось бы, что может быть проще? Но почему-то лучше не скажешь. И пока авторская песня сохраняет способность говорить просто о важном, этот жанр останется жив и востребован.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах