aif.ru counter
407

Выбраться из лабиринта: самые опасные пещеры Самарской области

Ирина Григорьева / Из личного архива

Ведущие самарские спелеологи вспомнили печальные события 1999 года и рассказали о том, чего стоит остерегаться в холодных бесконечных «коридорах».

Тоннели с угарным газом

20 лет назад четверо самарских студентов отправились в Сокские штольни, чтобы посмотреть заброшенный подземный объект.

Разработка Сокских штолен с целью добычи химически чистого известняка началась в конце 1930-х годов.
Ей занимались заключённые почти до завершения работ в 1960 году. На тот момент общая протяжённость штолен и штреков составляла почти 53 км. Если бы объект сохранился в первоначальном виде, то занял бы второе место по протяжённости в России. Но часть штолен была срыта в начале 80-х годов. Сегодня в подземном объекте насчитывается восемь частей, общей протяжённостью около 29 км.

«Местные жители нередко ставили в штольнях волок – искусственное задымление входа. По одной из версий, кто-то решил так пошутить над студентами, но огонь вышел из-под контроля. Подростки дезориентировались в дыму. Обеспокоенные родители начали бить тревогу и обратились в частную службу «911». У спасателей не было изолирующих противогазов, но они всё же вошли внутрь и обнаружили первое тело. Тогда и стало понятно, что остальные ребята ещё находятся в системе. Три сотрудника прочёсывали каждый коридор и несколько раз возвращались на поверхность. В горящих штольнях они отравились угарным газом и погибли. После этого началась серьёзная спасательная операция, куда были привлечены службы со спецоборудованием», – говорит самарский спелеолог, экскурсовод Алексей Афанасьев.

Дым плохо выветривается из подземелья, поэтому запах гари остаётся надолго. Он едкий и специфический, потому что все внутренние опоры пропитаны креозотом.
Дым плохо выветривается из подземелья, поэтому запах гари остаётся надолго. Он едкий и специфический, потому что все внутренние опоры пропитаны креозотом. Фото: Из личного архива/ Ирина Григорьева

В тот день выбраться живым не удалось никому. Угарным газом отравились все семь человек. О событиях 1999 года теперь напоминает мемориальная табличка с именами трёх погибших спасателей, которые ценой своей жизни пытались вытащить четверых подростков из полыхающих штолен.

«История так и не ясна до конца. Я участвовал в той операции и был на последнем этапе, когда уже стало известно о четырёх погибших. Мы подключились к поиску наших коллег из службы «911». Трое спасателей были профессиональными спелеологами, а возглавлял их отделение опытный специалист, который руководил экспедициями в Крым, в Сибирь... Кто-то говорил, что они неправильно отнеслись к выполнению профессиональных обязанностей: без должной экипировки вошли в горящие штольни. По этому поводу до сих пор идут споры. Да, у спасателей не было изолирующих противогазов, кстати, как и у наших штатных сотрудников МЧС. Такое оборудование находилось только у сызранского отряда Кашпирского рудника, с приездом которого началась спасательная операция. Тогда никто и не подозревал, что в условиях подземного горения такое количество угарного газа просто смертельно опасно. Но парни знали, что внутри находятся подростки и пытались вытащить их из полыхающей системы», – вспоминает член Самарской спелеологической комиссии, спелеолог Владимир Логинов.

В память о погибших спасателях в Сокских штольнях среди спелеологов ежегодно проходят соревнования «Подземный след».
В память о погибших спасателях в Сокских штольнях среди спелеологов ежегодно проходят соревнования «Подземный след». Фото: Из личного архива/ Ирина Григорьева

Местные спелеологи не только с ужасом вспоминают события прошлого, но и всерьёз опасаются за будущее.

«Самое страшное, что ситуация никак не изменилась. Ничего не было сделано для того, чтобы подобные события не случились вновь. Подземные пожары в штольнях повторялись не единожды и происходят до сих пор. Пещеры брошены, поэтому частенько там «обитает» молодёжь», – пояснил член спелеологической комиссии.

«В штольнях до сих пор жгут костры. А волок – дымовая завеса, очень плохо выветривается из подземелья, поэтому запах гари остаётся надолго. Он едкий и специфический, ведь все внутренние опоры пропитаны креозотом. Средством, которое не позволяет им разрушаться так быстро», – говорит Владимир Логинов.

На краю пропасти

Самые популярные спелеологические объекты в нашем регионе – Ширяевская группа штолен, Сокские штольни, а также естественная Система Братьев Греве и пещера Гнилая.

117 естественных и 61 искусственная пещера находятся в Самарской области.
По данным исследований геолога, спелеолога, председателя Самарской Спелеологической Комиссии Михаила Бортникова, самой протяжённой искусственной пещерой в нашем регионе является Сокская 1/3 с показателем 26 385 метров. На втором месте Ширяевская-1 протяжённостью 11 830 метров. На третьем месте Бурлак – 8 983 метра. Самой протяжённой естественной пещерой является Система Братьев Греве с показателем 700 метров. За ней идёт Серноводская – 580 метров, и Литке – 130 метров.

«Самые опасные объекты – это Сокские штольни, Греве и Серноводская пещера. У последней – лабиринтообразное расположение ходов. Вместо пола и потолка – сужающаяся трещина. Кстати, в системах можно застрять или заблудиться. В штольнях ещё и попасть под обвал или задохнуться в дыму, если развезти костёр, ведь там пожароопасно. В Греве и штольнях есть риск получить серьёзную травму, упав на камнях или брёвнах», – пояснил член Исторической комиссии по изучению инженерных сооружений, специалист по изучению искусственных подземелий, спелеолог Пётр Якубсон.

В Сокских штольнях нередко падают камни.
В Сокских штольнях нередко падают камни. Фото: Из личного архива/ Ирина Григорьева

«Возле нижнего грота Греве вы увидите таблички с фамилиями и именами погибших. Регулярно в спасательных операциях участвуют альпинисты и спелеологи, которые тренируются на соседнем скалодроме на горе Барсук. Помню, как свалился со скалы 10-летний мальчик. Спасатели не могли проехать, поэтому доставляли его на лыжах и карематах. К счастью, жизнь ребёнка была спасена. Но таких историй очень много.
Сама пещера лабиринтообразная. Люди не могут найти выход и остаются в полной темноте, когда заканчивается свет. Несколько лет назад так там потерялись двое детей», – вспоминает Владимир Логинов.

Самарские спелеологи отметили, что в подобных объектах порой опасна даже пыль, ведь в ней может находиться возбудитель геморрагической лихорадки. А в самой системе можно не только заблудиться, попасть под обвал или свалиться со скалы, но и получить переохлаждение.

В Сокских штольнях протянута нить, по которой можно найти выход из системы. Но она же может и запутать неопытных посетителей подземелья.
В Сокских штольнях протянута нить, по которой можно найти выход из системы. Но она же может и запутать неопытных посетителей подземелья. Фото: Из личного архива/ Ирина Григорьева

«Нужно использовать хорошее снаряжение и не ходить в пещеру с фонариком на смартфоне. Когда заканчивается свет, человек перестаёт ориентироваться в системе, а значит двигаться. Тогда возникает риск получить переохлаждение. В системе температура обычно приближается к среднегодовой по региону. У нас это +8 или +9 градусов. Кстати, Гнилую пещеру на Белой горе нередко называют Ледяной, ведь там почти всегда отрицательная температура», – говорит Алексей Афанасьев.

Поэтому с собой необходимо взять тёплые вещи, горячий чай и несколько источников света. Но самое главное – хорошо изучить информацию о месте, в которое вы направляетесь.

«В интернете много разных карт. К примеру, самая распространённая схема пещеры Братьев Греве вообще не имеет никакого отношения к системе. Это продукт чьей-то фантазии: показаны два хода из верхнего и среднего грота, которые соединены между собой. Если пользоваться таким изображением, то можно легко дезориентироваться в подземном пространстве», – пояснил экскурсовод.

Правильная карта поможет найти выход из подземелья.
Правильная карта поможет найти выход из подземелья. Фото: Из личного архива/ Ирина Григорьева

Самарские спелеологи также рассказали, что при необходимости поможет сориентироваться в запутанных тёмных коридорах.

«В Греве ориентируйтесь по рельефу. Запоминайте, вы шли вверх или вниз, сколько было поворотов. Обращайте внимание на ориентиры и расположение объектов. Зал, форму зала и форму камней. В Сокских штольнях ориентироваться сложнее, ведь всё кажется одинаковым. Но там, как и везде под землёй, хорошо работает магнитное поле, поэтому компас поможет облегчить задачу. Также можно выбраться, если ходить по одному и тому же направлению», – советует Алексей Афанасьев.

Интересно, что многие туристы в случае ЧП надеются на «журнал посещений», который лежит на входе в каждый объект. В нём посетители указывают своё имя, дату и время входа и выхода. По этим данным можно определить, сколько человек находится в системе. И если группа не сможет найти путь наружу, за ней обязательно кто-нибудь придёт. Однако, отношение к нему у самарских специалистов не однозначное.

«Журнал посещений» – это фикция и не гарантия вашей безопасности. Никто не обязан его вести, точно также как и смотреть. Внутри люди часто пишут пожелания и анекдоты. Его периодически крадут, вырывают страницы… Настоящую безопасность обеспечивает только внешний контроль: снаружи должен быть человек, который в курсе всех планов группы и может поднять тревогу при необходимости», – считает самарский спелеолог, экскурсовод.

В
В "журнале посещений" нужно указать своё имя, дату и время входа и выхода в систему. Фото: Из личного архива/ Ирина Григорьева

«Такие журналы – очень полезная вещь. Кстати, это не наше ноу-хау, а традиция, которая пришла из катакомб «Силикаты» в Подмосковье. Это хотя бы какая-то система безопасности. При ЧП по содержанию понятно, сколько людей вошло и вышло. В событиях 99-го года этот журнал был вещь доком, который не раз пересматривали», – вспоминает Владимир Логинов.

«Журнал смотрят только при возникновении ЧП. Тогда на место приезжают городская или областная поисково-спасательная служба. Три года назад был такой вызов на задымление в Сокских штольнях. В более серьёзных случаях приедут горноспасатели, как при пожаре 20 лет назад», – говорит Пётр Якубсон.

В сборниках статей Самарской спелеологической комиссии можно больше узнать о естественных и искусственных пещерах нашего региона.
Информация доступна на официальном сайте http://speleo.ssau.ru/index.php?status=samssk

В каменный мешок

Не только спелеологические объекты опасны для человека, но и человек для них. Нередко горожане разворовывают штольни и сдают ценные исторические находки на металлолом, превращая уникальные системы в «каменный мешок».

«В Сокских находится несколько интересных арт-объектов. К примеру, внутри был сконструирован подвесной мост. Но его собирали из привезённых материалов. Всё потому что, начиная с 60-х годов, люди постоянно вывозили оттуда металл. И сегодня сохранилось очень мало объектов, по которым мы можем узнать, как работали штольни. Думаю, через несколько лет там уже ничего не останется», – говорит Алексей Афанасьев.

Подвисной мост сконструирован прямо под землёй.
Подвисной мост сконструирован прямо под землёй. Фото: Из личного архива/ Ирина Григорьева

В Соскских штольнях была обнаружена интересная находка – 67 вагонеток. Опасаясь за их судьбу, энтузиасты-спелеологи сконструировали арт-объект, подвесив одну из них прямо к потолку.

«Мы поняли, что можем потерять все исторические реликвии. Тогда и решили, что возьмём вагонетки в системе №1. Но их детали были разбросаны по отдалённым частям пещеры. Каждая из составляющих оказалась тяжёлой, поэтому ребята сконструировали носилки, которые одновременно могут нести восемь человек. В первый день принесли все части объекта к выходу, а во второй день выгружали их наружу», – вспоминает Пётр Якубсон.

Самарские спелеологи прикрепили вагонетку прямо к потолку.
Самарские спелеологи прикрепили вагонетку прямо к потолку. Фото: Из личного архива/ Ирина Григорьева

Как отметили специалисты, потеря исторических артефактов – далеко не единственная проблема. Туристы продолжают истреблять редкие виды растений и животных.

«Человек наносит непоправимый вред местной флоре и фауне. Подземный мир просто уничтожается. Турист не смотрит куда наступает, а под ногами может оказаться уникальная грибная форма жизни. За последние 20 лет в пещере Греве серьёзно пострадала колония летучих мышей. Их постоянно будят вспышками фотоаппаратов, люди ходят с открытым огнём. В Сокских штольнях были уничтожены все артефакты горнодобычи, лежащие на поверхности. Здесь разводят костры, возникают пожары, туристы оставляют за собой горы мусора. Сегодня очень сложное экологическое состояние пещер, близкое к катастрофе», – считает Владимир Логинов.

В Сокских штольнях деревянные конструкции покрываются плесенью.
В Сокских штольнях деревянные конструкции покрываются плесенью. Фото: Из личного архива/ Ирина Григорьева

Со слов спелеологов, защитить нужно не только человека от опасностей подземного мира, но и пещеры от варварства людей. Это необходимо для того, чтобы следующие поколения, смогли своими глазами увидеть многолетние системы с их уникальными обитателями. А силами энтузиастов-спелеологов сдержать поток неграмотных туристов просто невозможно.

Путешествие в подземелье: что сохранилось в Сокских штольнях сегодня?

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество