aif.ru counter
568

Владислав Блатов: В России нет чёткой программы развития науки

СФУ

Владислав Блатов, профессор, директор межвузовского научно-исследовательского центра по теоретическому материаловедению Самарского университета, попал в ряды самых цитируемых ученых России и стал лауреатом международного конкурса. Ему и его коллеге из штата Нью-Йорк присудили награду в области химии.

Играем в одни ворота

Марина Куцина, АиФ-Самара: Сегодня молодые самарцы охотно идут в науку?

Владислав Блатов: Да, если сравнивать 10-15 лет назад и нынешнее время. Если в 90-е думали в основном о том, как побольше заработать на будущей работе, то сейчас у молодёжи появился ещё и интерес к теоретической научной деятельности. Нам теоретикам несколько сложнее. То, что мы делаем, не всегда так хорошо наглядно и понятно обывателю. Тем не менее, все начинается с фундаментальной науки. Хорошая теория многое объясняет и позволяет спрогнозировать результат. Нет ничего более прикладного, чем хорошая теория.

Люди, которые чувствуют в себе силы получить существенные результаты в науке, стараются уехать в столичные центры или заграницу. Во всем мире молодёжь курсирует по миру, меняя лаборатории, для того, чтобы максимально реализоваться и научиться чему-то. Плохо не то, что люди уезжают, плохо то, что они, как правило, не возвращаются. Во-вторых, учёные из других стран редко к нам в город приезжают, чтобы здесь работать. к нам, чтобы здесь работать. Это нормальный научный обмен.

- Где для молодых ученых создано больше условий?

- В США. Это не только Силиконовая долина. В любом американском университете можно найти работу по душе. На втором месте Европа, но там сложнее адаптироваться - европейцы более консервативны. Всё большее и большее притяжение начинает приобретать Китай. Я, кстати, профессор Сианьского политехнического университета. Китай пока ещё учится, но у них очень большие амбиции. Пройдёт ещё 10 лет, и они нас начнут учить.

-Получается, что за рубежом «локомотивы» науки - университеты. У нас Академия наук. Какой путь перспективнее?

- Нельзя слепо копировать американский способ организации науки. Мы, собственно, этим и страдаем. Хотя мы активно критикуем западное образование и образ жизни, но с другой стороны стараемся брать с них пример, формально копируя то, что там есть. Нам нужно развивать и лаборатории при университетах и научные институты по различным направлениям исследования. Яркий пример - Китай. Там есть Академия наук, созданная во времена Мао Цзэдуна по образу и подобию советской академии. Но там и университеты сегодня обладают очень большой автономностью и развиваются самостоятельно. Я думаю, нам тоже надо сочетать и то, и другое.

Досье
Владислав Блатов, родился в г. Куйбышеве 2 июля 1965 г. Изучал химию в Самарском государственном университете. Доктор химических наук, профессор, директор Межвузовского научно-исследовательского центра по теоретическому материаловедению. Женат, имеет сына и дочь.

 Успеть за временем

-Вы как-то сказали, что сегодня в мире не хватает лития. В чём еще остро нуждается промышленность?

- На практике, в тех же аккумуляторах используется не чистый литий, а в виде химического соединения. Это твёрдые электролиты, которые используются в батарейках. Мы спрогнозировали ряд веществ из этого класса - литиевых, натриевых, калиевых. Наши коллеги-экспериментаторы из МГУ, из Фрайбургской горной академии (Германия) занимаются синтезом этих веществ. Это достаточно длительный процесс. Сейчас новые материалы разрабатываются в течение 10-20 лет. Применение методов прогнозирования позволит сократить это время до 2-3 лет.

Если говорить о реальных применениях наших прогнозов — это микроэлектроника, где в качестве подложек используются органические кристаллы. Вам нужно получить очень ровную, гладкую подложку, чтобы нанести микросхему. Мы просчитываем, как сделать её такой гладкой без дополнительной обработки, буквально «из пробирки».

В прошлом году мы совместно с учёными из Великобритании, Норвегии, Австралии и Италии разработали специальную методику математического моделирования роста кристаллов, чтобы получить их в нужной форме и с необходимыми свойствами. Это открытие мирового значения. Работа принята в печать в журнале «Nature» - самом авторитетном в научном мире. Даже в масштабах страны публикация российских учёных в этом издании становится событием. Это лучшее свидетельство того, что Самара участвует в работах, которые считаются открытием мирового уровня.

Теория или практика?

- Пошло ли на пользу вашей лаборатории объединение вузов?

- В 2015 г. я говорил, что объединение вузов пойдёт на пользу обоим университетам, поскольку СамГУ имел достижения в фундаментальной науке, СГАУ обладал большим опытом в сфере прикладной науки. Если соединить эти две составляющие, мы могли бы получить что-то интересное. Сейчас я с сожалением должен констатировать, что надежды не оправдались. Нынешнее руководство объединенного вуза, по-видимому, считает, что фундаментальная наука в вузе не нужна. Основной целью нового университета считается развитие авиакосмического направления. Конечно, некоторые материалы, которые мы прогнозируем, могут быть применены в авиастроении, но это не значит, что мы должны заниматься только ними. Поэтому вопрос стоит уже о том, каково будущее нашей лаборатории. Нет уверенности, что наш центр будет развиваться, поддерживаться соответствующим образом. Сейчас мы вынуждены доказывать, что фундаментальная наука новому университету нужна не в меньшей степени, чем прикладная.

- А вы как ученый довольны уровнем господдержки науки в целом?

- На науку сейчас тратится много денег. Если их разумно распределять, их было бы вполне достаточно, чтобы нашу науку поднять на высокий уровень. Другое дело, что деньги эти тратятся нерационально, иногда строят мраморные научные корпуса, в которых фактически и сотрудников нет. Людям при этом платят мизерные зарплаты, молодёжь уходит. Наша лаборатория была создана благодаря мегагранту, который в течение пяти лет, должен финансироваться в объеме порядка 30 млн. руб. в год. Для большой лаборатории (у нас работают 25 человек) — это сумма невелика, учитывая, что это центр мирового уровня. К сожалению, пока у нас в России нет чёткой программы развития науки. Насколько мне известно, нет такой программы и в Самарской области. Поэтому такие центры, как наш, вынуждены развиваться по своему разумению, исходя из собственных соображений. Естественно, мы сталкиваемся с тем, что нам приходится доказывать обоснованность своего выбора.

В «химию любви» не верю

- Давайте перейдём от научных вопросов, к жизни. Химия давно и прочно вошла в наш быт. Зная природу неорганической химии изнутри, вы какие моющие средства покупаете - с пометкой «био» или обычные порошки? И почему?

- Я покупаю моющие средства известных фирм, зарекомендовавших себя на рынке. Сама по себе приставка «био» ничего не значит – даже одинаковый состав двух разных порошков, написанный на упаковке не значит, что, что они оба будут стирать одинаково. Все зависит от оптимального сочетания всех составляющих и от технологии производства. Топовые производители разрабатывают оптимальные составы десятилетиями и выдерживают технологию. Не советую покупать неизвестный бренд, даже если он широко рекламируется.

- Скоро день всех влюблённых. А вы верите в «химию любви»? Неужели влюблённость - это только сочетание гормонов?

- Хоть я и химик, но в химию любви я не верю. Любовь – это то, что науке не подвластно, и слава богу – иначе жить было бы скучно. Я бы сказал так: весь мир делится на две части – одну вы можете понять при помощи науки, разума, а вторую – только при помощи любви. Эти две части не пересекаются, и неизвестно, какая из них больше.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах