214

Не дать окаменеть душе. Виталий Стадников о спасении деревянной Самары

На днях на тематической секции градостроительного совета областные власти в очередной раз заявили о том, как важно и сохранять историческую среду, и дать возможность развиваться. Однако, по словам архитектора Виталия Стадникова, все эти заявления носят лишь декларативный характер. Почему так, разбираемся вместе с нашим гостем.

Двойные стандарты

Марина Куцина, «АиФ-Самара», -Регуляторов приняли достаточно. Почему они не работают, а жителям приходится самим защищать здания?

- Как раз регуляторов не достаточно. Есть разработанный проект исторического поселения с предметом охраны и проектом регламентов. Он принят только наполовину. В границу исторического поселения не вошли все ЦГФО (ценные градоформирующие объекты) и ещё много чего. Без регламентов ничего не регулируется. Получается, что мы только декларируем, что будем что-то сохранять, а инструментов для этого нет. Речь идет о правовых ограничениях по градостроительной деятельности в историческом центре, например, в правилах землепользования.

- Почему затягивают с их принятием?

- На мой взгляд,это вопрос к областным властям. На днях на секции градсовета СМИ рассказали, что все у нас хорошо, что есть утвержденный план исторического поселения с дорожной картой. Однако сроки в ней сдвинулись на 1,5 года. Сегодня ни одной конкретной даты реализации плана ни один из чиновниковне называет, даже если об этом спросить напрямую. На мой взгляд, «наверху» нет желания даватьдобро по данному документу. Не исключено, что сроки снова сдвинут на неопределенное время. В итогев центре города патовая ситуация с инвестированием. С одной стороны, застройщикам рассказывают, мол, ребята, всё нормально, идите на градсовет, мы проведём ваши проекты, обоснуем отклонение от предельных параметров, которые теперь называются как условно-разрешенный вид использования многоэтажной застройки (УРВИ). Механизм отклонения от их параметров теперь выглядит по-другому. Если раньше комиссия по застройке ежемесячно заседала и голосовала за отклонения по высоте, то теперь так нельзя сделать. Поэтому была придумана другая схема. Департамент строительства переработал правила землепользования. Были введены так называемые параметрические подзоны и УРВИ. Этажность зданий зависит от финансовых возможностей застройщика. Таким образом, этажность зданий может варьироваться от 10 этажей до сколько угодно этажей. У нас сейчас для пяти серьёзных застройщиков введено пять подзон в историческом центре. Например,территория в 75 метров на ул. Никитинской - Вилоновской под четырёхсекционный 25-этажный дом. Введена подобная зона в соседнем 100-м квартале. Зарезервировано место под 25-этажный дом возле Самарской площади на ул. Галактионовской (112-й квартал).

Под 10-этажный ЖК «Чемпион» также заготовлено место. И никого не смущает, что там действуют две зоны охраны ОКН (объектов культурного наследия) с ограничениями от 15-18 м. Таких участков много.Причем одни и те же чиновники, которые разрабатывали план исторического поселения, создавали альтернативный план для введения данных отклонений.

- К чему могут привести подобные чиновничьи «лазейки» в границах исторического поселения?

- К правовой неопределенности.Застройщиков вводят в заблуждение относительно возможностей решить все вопросы с проведением проектов многоэтажной застройки. Нет гарантий, что зоны охраны объектов культурного наследия будут развязаны. Этот вопрос не решается исключительно на региональном уровне.

Из-за заблуждения могут быть проверки следственных органов, даже если будут выданы разрешения на строительство, не учитывающие режимы зон охраны. В результате возникают ситуации, когда проекты с уже вложенными деньгами тормозятся на полпути. А в результате появится ещё больше «обманутых дольщиков».

Эта ситуация сталкивает застройщиков и градозащитников. При этом она не выгодна обеим сторонам. Для инвесторов это огромные риски, а в целом это крест на инвестиционном климате - вот в чем самая большая проблема. Кроме того, застройщиков обирают по полной:на них вешают обязанности городских властей по расселению, по проведению сетей и инфраструктуре.

Коррозия среды

- Самару, с одной стороны, позиционируют как город, привлекательный для туристов. Областная столица входит в списки городов с европейской архитектурой. В то же время ценные городские здания отправляют под ковш. К чему могут привести такие двойные стандарты?

-Вопрос не в конкретных зданиях. Старая Самара представляет собой ценность как средовой феномен.В исторической части города порядка 3 тысяч зданий, из них 700 - это памятники, а 645 - это ценные градоформирующие объекты. При этом все они небольшие. Любое новое здание в этой части города по своему воздействию на среду равняется 100 маленьким. Приведу пример. Один условный ЖК «Чемпион» посреди десятков зданий полностью изменяет качество исторической среды. Мало того, он просто уродует внешний вид улицы, также он запускает процесс деградации исторической среды. Вокруг вырастают парковки, пожарные проезды, нарушаются санитарные нормы соседних зданий и права людей, которые живут на данной территории. Начинается такая, образно говоря, коррозия среды.

Там, где этого нет, люди продают, к примеру, однокомнатную квартиру в районе Самарской площади за 3 млн руб и за 4 - 4,5 переезжают в «трёшку» на ул. Садовой за пределами исторического поселения. Деньги почти те же, а качество жизни на порядок выше. Этот инвестиционный интерес отдельных людей может очень быстро стать движущей силой, чтобы преобразить городскую среду, привлечь средства в реставрацию исторической среды. Так, один жилищный комплекс, к примеру, в Октябрьском районе по количеству собственников и средств, вложенных в каждую квартиру, равен по объемам четырем обычным кварталам исторического центра. Есть целые сообщества людей, которые хотели бы жить на своей земле в небольшом дворе. Поэтому, когда многоэтажный каменный монстр появляется в исторической среде, он сильно сокращает возможности на рынке вложить затраченные на его возведение деньги в ремонт и реставрацию небольших старинных зданий.

- Как дальше будет вестись ваша градозащитная деятельность?

- Не вижу в этом проблемы. В течение полутора лет реакции на мои предложения не было от областных властей. При этом я делил ответственность за происходящее в городе. Предпринимал все необходимые действия, чтобы проинформировать о случаях подготовки сносов, но ответных усилий не увидел. Повестка по спасению исторического центра существует только в медийной плоскости. Но ни одного нормативного акта, протокола и окончательного решения, чтобы сократить списки домов на снос, не принято. Сейчас под снос определены 127 расселенных, а всего в программе аварийных более 400, зданий, порядка 50 решением комиссии должны быть выведены из данных списков, но решения об этом до сих пор не приняты.

- Может, у города просто нет денег на восстановление старинных домиков?

- Ничего подобного! В бюджете города и области никогда нет достаточно денег. Но бюджет Самары никогда не был намного ниже, например, бюджета Казани.Они появляются из центра,когда власти работают над тем, чтобы обосновывать программу и получать субсидии. Разве были средства на достройку станции метро «Театральная»? Нет же, 10 млрд выделили из федерального центра.

- Зачем спасать историческое лицо города?

- Да ради будущего. И для того, чтобы поднять, наконец, нашу самооценку. Самара - уникальный город в международном отношении, он очень достойно выглядит и по объемам, и по качеству наследия.Продуцировать советское прошлое нет смысла. Это уже никому не интересно. Без исторической идентичности нет будущего у Самары. Так не привлечешь сюда людей и мозги, в которых город остро нуждается.

Оставить комментарий (1)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах