121

Гектары пепла и каменные мешки. Кто остановит городских лесорубов и огонь?

В этом году в нашей области пожарами было уничтожено более 10 тысяч  гектаров леса. к сожалению, огонь уничтожает зеленые массивы с завидной регулярностью. и год от года территория области все больше похожа на степь. Не отстают и города. но здесь причина гибели деревьев другая -топор лесорубов. «Легкие городов» на грани уничтожения. будут ли приняты меры?

Минус ещё одна аллея

На днях в центре Самары на улице Маяковского жители недосчитались аллеи из елей. Как выяснилось, их спилили, а на месте обустроили парковочные карманы для автомобилей. Жители были возмущены, в центре города каждое дерево - на особом счету. «В городе уже нечем дышать! Одни машины и дома», - отмечает жительница областной столицы Наталья.

Как пояснили в ресурсоснабжающей компании, возле здания которой исчезли елки, деревья уже были сухими, поэтому их пришлось спилить. «Причина гибели елей - химические реагенты, которыми зимой обрабатывают дороги. Деревья этого не выдержали. Поэтому на их месте нельзя сажать новые саженцы, они тоже погибнут», - пояснили в пресс-службе компании.

Это не единственная массовая вырубка за последнее время. В мае прошлого года на улице Ленинской спилили целую аллею деревьев с целью «обеспечения бесперебойной работы системы водоснабжения». Во время реконструкции сетей на улице Физкультурной срубили еще 25 деревьев. Тогда порубочный билет на деревья, произрастающие в охранной зоне, выдала администрация Советского района.

Эколог Сергей Симак говорит, что за последние годы в Самаре произошло значительное уменьшение зелёных насаждений, город постепенно превращают в «каменный мешок»: «Для развития городской инфраструктуры используют территории с зелёными насаждениями, которые в городском реестре числятся как пустыри. Да, на них растут в основном поросли вяза и клёна, однако любые зелёные зоны формируют микроклимат. Там, где раньше была тень, теперь раскалённый на солнце камень. Эту проблему решать тяжело, надо подключать специальное проектирование. Например, на улице Чапаевской инициативная группа жителей договаривается с властями и энергетиками, отстаивая буквально каждый куст и деревце. Увы, не везде население готово действовать так же активно», - говорит эколог.

По словам Сергея Симака, ранее существовали градостроительные нормативы и СНиПы для благоустройства городских территорий, по которым 40% общей площади города должны быть отданы под зелёные насаждения общего пользования: парки и скверы. Такие зеленые оазисы должны быть в 15-минутной доступности. Причем в эти нормы не входят участки возле больниц, детских садов и частных дворов.

«Не менее 25% площади жилого района также должны быть в зелени. В областной столице эти нормативы не выполнялись никогда.15 лет назад мы, экологи, проводили специальные исследования для подготовки генплана. Так вот тогда выяснилось, что не хватает 40% зелёных насаждений. Сегодня этот показатель ещё больше», - говорит Симак.

Справедливости ради стоит отметить, что такая ситуация характерна для Куйбышевского района и городского центра. Например, в Красноглинском - дефицита практически нет. За счёт наличия Загородного парка дотягивает до нормативов и Октябрьский район.

Огонь добрался до реликтовых лесов

Лето 2021-го оказалось куда драматичнее жаркого 2010-го. У бывшего лесничего Бузулукского бора Александра Долгова душа болит, когда он смотрит на последствия недавнего пожара.

«Как такое допустили, что огонь перекинулся через реку Самарку?! Бор тлеет и сейчас. Гектары пепла. Огонь частично затронул и реликтовый лес», - сообщает бывший лесничий.

По оценкам экологов, по его независимой оценке, в этом году во время пожаров в Борском, Кинельском районах, а также на территории Бузулукского бора и Ставропольского бора возле Тольятти регион утратил как минимум 10 тысяч гектаров леса. На восстановление утраченных зеленых массивов потребуются десятилетия.

«Растительность восстанавливается постепенно: сначала идет луговая поросль, через пять лет появляются кустарники, и только через три десятка лет - широколиственный лес. По такому принципу восстанавливаются леса на севере и северо-западе области. А вот в южной части региона деревьям выжить сложнее», - говорить Сергей Симак.

Следует отметить, за прошедшие полвека леса не только выгорали, но и восстанавливались человеком. За последние 50 лет общая площадь лесов увеличилась примерно на 15%. Прирост произошел за счет лесопосадок и за счёт краха системы землепользования, который произошел в 90-х годах. Огромные площади земель сельхозназначения оказались заброшенными и заросли самосевом. Сегодня наличие леса на таких полях создаёт правовую коллизию. Юридически эти территории остались как земли сельхозназначения, а лес рубить просто так нельзя. Поэтому нужно искать механизмы, как эти участки перевести в земли лесного фонда. Кроме того, у полей есть хозяин, а по закону России лес в частной собственности находиться не может.

Александр Клочко, дендролог, представитель Поволжской ассоциации территориально-экологического развития
В настоящее время мы с коллегами из Москвы, Сочи и Краснодара разрабатываем свой метод восстановления лесов. Он учитывает мнения не только дендрологов, но и экологов, зоологов, орнитологов и всего научного сообщества. Мы его уже опробовали в Лесных садах на территории Куйбышевского района на левом берегу реки Татьянка. Это более современный, востребованный и практичный подход в работе с природой, который позволяет сохранить хрупкое природное равновесие. Если говорить об озеленении города, то идеальным деревом считается американский клён - он быстро растёт, устойчив к капризам погоды, создаёт хорошую тень и удерживает пыль, но его семена агрессивны. Поросль клёна быстро занимает нижний полог и создаёт конкуренцию другим видам.

Сосновые «спички»

Важен и выбор культуры, за счёт которой увеличилась площадь лесов. По данным региональной экологической организации «Зелёная лига», в России предпочитают засаживать площади сосновыми монокультурами. Как отмечают экологи, это не всегда хорошо, так как создаёт предпосылки к лесным пожарам.

С одной стороны, сосновый лес красив и чист, эти посадки необходимо прореживать: эти сосенки потом попадают на новогодние елочные базары. Однако при такой монокультуре резко сокращено биологическое многообразие, утрачиваются мозаичность ландшафта и экологические ниши для животных и растений, что сказывается на общем состоянии территории. Кроме того, сосновый лес через какое-то время становится пожароопасным из-за огромного количества хвои и смолы. Поэтому пожар - это лишь вопрос времени и низкой экологической культуры местного населения. Смешанные леса лишены этого недостатка.

Андрей Ишмуратов, председатель правления «Центра общественного взаимодействия»
Количество деревьев в городе уменьшается, потому что чиновники не заинтересованы в их сохранении, так как это не приносит никакого дохода. Как у нас в городе делают? Выдают порубочные билеты на спил деревьев, а подрядчик работы выполнит, а пни оставит. На это место новое дерево уже не посадишь, просто некуда. Это не могут сделать и неравнодушные жители. Как только находятся бюджетные деньги, пень выкорчевывают, а территорию закатывают в асфальт. Строительство - доходная статья, с которой деревья не могут конкурировать. Фактически это такой негласный план перехвата зеленых территорий. Нужно на нормативном уровне запретить выдавать порубочные билеты, если отсутствует техническая возможность у заявителя выкорчевать пень. Что касается высадки деревьев - это всё, по сути, фикция. Деньги на ветер. Надо сажать крупномеры, а не саженцы, из 10 которых в лучшем случае приживётся только один.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах