aif.ru counter
782

Коллекционер Дмитрий Хмелёв о том, чего не хватает для воспитания патриотов

По мнению коллекционера, если эту деятельность развивать, можно не только повысить  культурный уровень населения, но и привить людям любовь к истории и возродить подлинный патриотизм. Об этом и многом другом - в нашем интервью.

Не в деньгах счастье

- Ирина Опарина, АиФ-Самара. Как вы стали коллекционером?

- Дмитрий Хмелев. Начал ещё в глубоком детстве с марок, значков, минералов. Это сегодня коллекционеры - полуподпольный кружок, а в советское время было массовым увлечением молодёжи и взрослых.

-Что собираете сейчас?

-Всего у меня в коллекции более 40 тыс. самых разных предметов, много военных артефактов. Собирая старинные предметы и выстраивая историю, понимаешь, что порой совершенно чуждые, казалось бы, вещи чудесным образом пересекаются и выстаиваются в единое целое. Как, например, это произошло в прошлом году на выставке «Тыловое детство», в самарском музее А. Толстого: 70% экспозиции там представляли собранные мной вещи в разные годы. 

-Выходит, идея создать Союз коллекционеров возникла потому, что появилось желание как-то развивать это направление?

-Да, нам пора возрождать добрые традиции по сбору старинных вещей. Сегодня на всю область всего 4 крупных коллекционера, а молодёжи это не интересно вообще!  Люди почему-то бояться даже начинать, думая, что потребуется много денег. Сложился стереотип, что  собирать надо старый антиквариат, драгоценности. Но это абсолютно не так! Ценна абсолютно любая вещь, и чем больше времени она хранится, тем дороже стоит. Я далеко не все вещи покупаю на аукционах и в дорогих магазинах - многие нашёл...на помойке. Убеждён, что коллекционирование - это не деньги, это знание. И если человек начал, ему немаловажно общаться с единомышленниками, обмениваться опытом. Кружков по и интересам у нас в стране нет уже лет 20! Вот мы и решили - нужно объединяться. Ведь коллекционеры десятилетиями болтались сами по себе, и только 2 последних года власть обращает внимание на нас: наши вещи просят для выставок и экспозиций.

-Какие из ваших артефактов сегодня самые уникальные? Где они выставлены?

-Мне удалось приобрести китель маршала СССР Павла Рыбалко, который освобождал Украину в годы Великой Отечественной войны. Есть и погоны маршала Советского Союза Константина Рокоссовского, а недавно получил картину авторства одного из офицеров знаменитого Александрийского 5-го гусарского полка (1776-1907 гг), который стоял, в том числе, и в Самаре. К тому же у меня есть полное собрание военных наград Эстонии. К слову, там недавно проходила выставка, для которой с трудом по всему миру удалось собрать лишь 10 «Крестов Свободы» (высшая награда Эстонии — Ред.), а в моей  коллекции их целых 6 штук. Всё это и многое другое выставлялось в прошлом году в военно-полевом музее в ходе всероссийских учений под Оренбургом. Сейчас часть моей коллекции представлена в самарском музее ПРИВО, ещё несколько вещей на железнодорожную тематику подарил компании «РЖД». Они выставлены на нашем вокзале. Приятно, что пассажиры могут смотреть не на рекламу, а любоваться стариной, набираться ценных знаний.

История должна оживать.
История должна оживать. Фото: Из личного архива

Не ведаем, что творим?

-Считаете, что уровень исторического образования у нас серьёзно проседает?

-Уверен в этом. К сожалению, сегодня молодые люди знают лишь ключевые даты и глубоко не погружаются в историю. А ведь суть настоящего патриотизма - это когда знаешь историю, и ведёшь себя согласно менталитету своей страны. Нам необходимо помнить и поддерживать свои традиции, но за 70 лет советской власти, мы их полностью утратили. Так, акцию «георгиевская ленточка» я вообще считаю преступной. Георгий Победоносец - это святой, и до революции награждённые этой ленточкой кавалеры, получали массу привилегий, в том числе, освобождались от телесных наказаний. Более того, если в те времена кто-то незаслуженно надевал ленту, отправлялся минимум, на 10 лет в Сибирь на каторжные работы. Так почему же сегодня ленточки на 9 мая надевают все подряд: и аферисты, и бывшие заключённые? Но самое страшное, что уже после парада они оказываются у нас под ногами. Выходит, мы топчем абсолютно всё: икону, историю, подвиг солдата. Ну не имеем мы права носить георгиевские ленточки! Ведь никому не приходит и в голову надевать значки депутата Госдумы РФ, а потом наступать на них ногами. У нас перепутано всё. О чём говорить, если после ЗАГСа молодожёны едут не в храм, а к Вечному огню? Открывают там шампанское, веселятся, фотографируются, а ведь в таких местах нередко захоронены люди.

-Кстати, сегодня наше государство милитаризировано. Мы наращиваем «оборонку», культивируем военное кино. А в каком духовном состоянии, на ваш взгляд, находится современная российская армия?

-Нет там никакой духовности, а все по той же причине: утрачены традиции. У военных не осталось  самоуважения. Так, в 1905 г. генерал-губернатор оскорбил прапорщика, назвав «щенком». Любой на месте последнего сегодня бы промолчал, и это сочли нормальным. Но тот парень, живший в начале прошлого века, сказал: «Сударь, не извольте забываться. Извинитесь. Я имею честь носить мундир российской армии и за оскорбления обязан буду вызвать Вас на дуэль». Чувствуете разницу? Ещё один пример: у нас ходить вне службы в военном мундире считается зазорным, военные этого стесняются! Порой попросту не позволяет начальство. А каких-то 100 лет назад офицер не мог появиться на светском приёме в штатском. Вот это, на мой взгляд, и есть настоящая духовность: не терять собственного достоинства, гордиться делом, которым занимаешься.

В коллекции Хмелева есть очень редкие экспонаты.
В коллекции Хмелева есть очень редкие экспонаты. Фото: Из личного архива

Отдавать - это нормально

-Вы активно занимаетесь благотворительностью: восстанавливаете храмы, медицинские учреждения. Зачем вам это нужно?

-Участие в социальной жизни благотворительностью не считаю. Если зарабатываешь и остаются деньги, необходимо помогать, вкладывать их в родной край. И это абсолютно нормально. Не понимаю, почему сегодня любой такой поступок вызывает ажиотаж. Как-то я направил деньги во Владикавказ на лечение больного ребёнка. В ответ благодарность народа просто «зашкалила» - они даже предложили назвать одну из улиц города моим именем. Выходит, сейчас любой поступок воспринимают как героизм, но это в корне не верно. Иначе добродетель никогда не станет нормой жизни. Ведь до революции 1917 г. государство никогда не тратило деньги на строительство храмов, школ, памятников архитектуры. Пожертвования собирались всем миром. Сейчас люди, конечно, вкладывают, но, чтобы окончательно возродить традицию, нужно понимание со стороны властей.

-Как же власть должна помогать бизнесу, чтобы предприниматели вкладывали деньги в социальную сферу, меценатствовали?

-Если власть начнёт помогать бизнесу заниматься благотворительностью, это, извините, нельзя будет называть меценатством. Вот собрались недавно строить церковь в Оренбуржье. Бизнесмены говорят власти: мы вкладываем деньги, а вы за это уменьшайте нам цены за аренду земли. Это торг, партнёрство, но ни в коем случае не благотворительность. Конечно, было бы здорово, если документы «наверху» согласовывали быстрее, это станет большим подспорьем для меценатов. Так, мещанин Маштаков, чей дом в центре Самары я сейчас восстанавливаю, получил разрешение на строительство всего за 4 дня! Это было в начале ХХ века. Наши же чиновники согласовывали мне документы больше года - за это время памятник архитектуры едва не не рухнул. Современным самарских чиновникам есть чему поучиться у своих предшественников.

Патриотизм не имеет срока давности.
Патриотизм не имеет срока давности. Фото: Из личного архива

-Когда вы, кстати, планируете завершить реставрацию дома?

-Думаю, 2 года - реальный срок. Весной залью фундамент, затем займусь кровлей. Сейчас меняем коммуникации. Планирую, что там откроется музей частных коллекций - первая наша площадка для обмена опытом.

-Недавно аналитики посчитали, что в Самару стало летать меньше туристов. С чем это связано?

-У нас нет единой концепции по повышению туристической привлекательности. Но уверен, что если создадим музейное пространство - к нам поедут активнее. И немалую роль здесь играют уникальные  артефакты. Многие люди едут в Париж только затем, чтобы посмотреть какую-то одну вещь — ту же «Мону Лизу» в Лувре. Почему же у нас нет таких вещей? Почему не можем предложить Самару миру? Как показывает практика, люди изголодались по прекрасному: об этом нам живописно говорит та же очередь на выставку Валентина Серова в Третьяковку. При этом чиновники сами должны разыскивать нас, коллекционеров, а не мы их. Ведь это в интересах властей - привлечение инвесторов. Но они этого не делают! А потом приходят на открытия тех или иных памятников, узнавая об этом в последний момент. По идее, мы вообще можем их не звать.

-За последние годы Вы установили немало памятников по городу. Но не кажется ли, что их у нас стало многовато?

-Памятников не может быть много - они выполняют образовательную функцию, но все они в основном сгруппированы в одном месте - историческом центре города. А это неверно, ведь каждый памятник, по-хорошему должен быть привязан к месту, к которому имеет историческую привязку. Я очень долго добивался того, чтобы рынду установили именно на Некрасовском спуске Волжской набережной, ведь именно оттуда в 1916 г. отчалил пароход «Кашгарь». Вторая проблема — качество новых памятников. В сожалению их не делают из гранита, который на века. Большинство наших  памятников соорудили из недолговечного бетона. Наверняка, они простоят не долго. Вот ещё один момент  - решили отдать память великому самарцу Эльдару Рязанову — поставили памятник Юрию Деточкину. Казалось бы — хорошее дело. Сейчас полицейские говорят, что после каждого удачного автоугона туда гвоздики подбрасывают. Вот и выходит - памятник нашёл своих почитателей. Вот вам и культура в массы....

Экспонаты коллекции Хмелева интересуют музеи.
Экспонаты коллекции Хмелева интересуют музеи. Фото: Из личного архива

Теряем поколение?

-Какие советы дадите начинающим коллекционерам?

-Ни в коем случае не бросать начатое, и находить друг друга в соцсетях, встречаться, обмениваться опытом. Затевать совместные проекты. И тогда не будете испытывать стеснение, комплекс неполноценности.

Что бы вы не коллекционировали, это развивает. И если сейчас государство не займётся развитием этого направления, мы, наверняка, потеряем ещё одно поколение. Коллекционирование, пожалуй, самый глубинный пласт развития патриотизма. Что бы не писали в учебниках истории, есть предметы, которые не врут. Вот в руках его подержал - и увидел совершенно другую, альтернативную историю.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах