aif.ru counter
1981

Ленин ненавидел Россию

АиФ: - Пётр Серафимович, вы уже много лет изучаете самарскую историю. Как бы вы определили образ нашего города?

П.К. - Самара - удивительно притягательная. Человек, который приезжает в Самару, как-то внутренне прикипает к ней и уже не может уехать. В чём здесь дело? Это необычное место, и дело не только в Волге, не только в Жигулёвских горах, которые раньше, кстати, были Девьими горами. Было 12 девушек, красивых, смелых! Как-то к ним явился калика перехожий-странник. Они в него влюбились, он ответил им взаимностью. А потом вдруг внезапно исчез. Девушки от горя окаменели и стали вот этими прекрасными горами.

Это, конечно, красивый миф, но Самара притягательна не только этим. Красота наша связана ещё и с тем, что солнечных дней в Самаре в году почти столько же, сколько и в Сочи. Поэтому, когда мы приезжаем в Москву, живём там 5, 6 дней, то начинаем впадать в тоску. Потому, что там над нами свинцовое небо! А если в Питер приезжаем, то там из этого свинцового неба начинает лить дождь. А у нас климат исключительно благоприятный. И, видимо, не случайно Пётр Алабин был первым человеком, который подумал о том, что нужно начинать освобождать берег Самары от хаотической застройки - от мясных складов, от мастерских,  и поставил вопрос о создании набережной. Наша набережная - удивительное явление: нигде в России ничего подобного нет.

Но бывает и такое, что эта поэтика исчезает совершенно. И на месте красавицы появляется другая женщина, хлопотунья и труженица. Например, когда город был вынужден выполнять задачи в экстремальной ситуации - во время войны. В эту лихую годину сюда, в Куйбышевскую область, перевезены 125 предприятий, из них значительная часть оказалась именно в Самаре-Куйбышеве. У нас популярен такой миф: якобы в первые месяцы войны заводы, эвакуированные сюда, выбрасывали буквально в чистом поле, на пустом месте возводили здания и в течение 2-3 месяцев запускали производство.

На самом деле ещё до войны на 18-м съезде ВКПб здесь решено было создать мощный промышленный узел: была построена Безымянская ТЭЦ, подведены вода, электричество, связь. Когда я занимался историей тех времён, то нашёл очень много документов, подтверждающих, что в Самаре накануне 41-го года возникли два мощнейших военных производства - на базе трубочного завода (им. Масленникова), построенного ещё в 1911 г., и завод взрывчатых веществ в Иващенково-Чапаевске. Здесь были построены кирпичные здания, где размещались солдаты (эти здания из красного кирпича и сейчас есть на территории бывшего 4 ГПЗ). Когда началась война и сюда перевели подшипниковый завод, эти казармы освободили и в них установили станки. Так что на самом деле часть заводов создавалась уже в подготовленных зданиях. Хотя некоторые, конечно, приходилось строить и с нуля, на пустом месте.

АиФ: - В разные годы с Самарой были связаны имена советских вождей - Ленина и Сталина. Об их месте в истории до сих пор не утихают споры. А вы что думаете об этом?

П.К - Ленин люто ненавидел Россию. Он стал русским с момента взятия власти - до 1917 года в его трудах не встретить ни одного доброго слова о России. В 1917 и начале 1918 года он раздаёт наши земли финнам, полякам, немцам… Кроме того, Ленин для меня - это необычайная жестокость. Все письма, телеграммы, написанные им в 1918 году - их воспринимаешь просто со слезами на глазах. По поводу Сталина… Есть в Самаре замечательное место, бункер Сталина. Это чудо техники: вся система водоснабжения, вентиляции функционирует до сих пор. До сих пор существует миф, что Сталин здесь бывал. Но он не мог здесь быть ни одного дня! Если бы он хоть на сутки покинул Москву, всё бы развалилось. Тогда нужен был человек с железной волей. Ведь что такое война? Война - это колоссальное принуждение государства, это когда ты не хочешь идти, а тебя заставляют.

АиФ: - Наши власти активно рапортуют о борьбе с коррупцией, хотя особо выдающихся результатов этой борьбы незаметно. А люди старшего поколения любят повторять «при Сталине такого не было». Как считаете, можно победить коррупцию государственным принуждением?

П.К  - Коррупция возникла давным-давно. Она существовала в том или ином виде не только при большевиках - ещё Пётр Первый поколачивал Меньшикова за то, что тот путал свой карман с государственной казной. Девяностые годы наложили, конечно, колоссальный отпечаток на эту ситуацию… Как её остановить? Итальянскими методами - предоставить прокурорам неограниченную власть, когда за ночь хватают и сажают целую мафиозную группировку? «Болотная» оппозиция вскипит! Она вскипает и по более незначительному поводу. Понимаете, мы не можем ничего сделать из-за того, что нет единства, наше общество расколото. Это больное общество, оно покрылось множеством язв, метастазов… Здесь необходимо уже не просто лечение, а кардинальное вмешательство.

АиФ: - Вы организовали и возглавили коллектив авторов по изучению истории земских учреждений и городских дум Самарской губернии, редактировали и выпускали книги, посвященные деятельности самарского земства. Могли бы наши сегодняшние депутаты чему-нибудь научиться у дореволюционных органов самоуправления?

П.К  - До революции в Самаре существовало уникальное земство, - одно из лучших земств в России. Они рождали и осуществляли множество инициатив: строительство земской больницы, учреждений для психически больных, была колоссальная социальная составляющая - школы, библиотеки… Впервые в России у нас была введена сельская агрономия с делением на участки: не один специалист на весь район, а свой агроном на каждый участок. Было и ещё одно важное отличие. Сегодня почти все наши депутаты получают деньги за свою «работу». Там была другая система: земское собрание собиралось и выбирало управу, 4-5 человек. Именно эти 4-5 человек получали зарплату. А все остальные не получали: считалось, что они должны работать, служить обществу. В Швейцарии и сейчас действует такая система, и этому нам стоило бы поучиться.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах