https://zen.yandex.ru/id/5fa14a873aef727096147053
1136

Мечта о небе оказалась сильнее серьезной травмы

Борис ЧЕРНОВ, фото из личного архива.

 

Самара, 20 февраля - АиФ-Самара. Сейчас авиаконструктор приступил к работе над новой и куда более скоростной моделью гидросамолёта, его эскизный проект уже готов.

«АиФ-Самара»: - Борис, у вас ведь вполне земные специальности - наладчик, электрик. Так откуда взялась тяга к небесам и крылатым машинам?

Б.Ч.: - Всегда любил отдыхать возле воды, но очень хотелось подняться над ней, посмотреть на речку, лес и острова сверху. Когда вел секцию по изготовлению судов на воздушной подушке, познакомился с дельтапланеристом и загорелся идеей летать. Но в чем неудобство дельтаплана - для того, чтобы взлететь, нужна гора, отсутствие ветра, дождя. Я же не хотел зависеть от этих факторов, поэтому предложил поставить на дельтаплан мотор. Сначала получился мотодельтаплан, а через пару лет - гидромотодельтаплан. С этой моделью я участвовал во всесоюзном слете любительской авиации в Киеве в 1985 году, и выяснилось, что это был первый в СССР мотодельтаплан, который взлетал с воды. Такие модели несовершенны, потому что боятся погоды и летать на них можно только в одиночку. И я начал строить гидросамолет.

«АиФ-Самара»: - Выходит, что вы конструктор-самоучка. Неужели изготовить самолет не сложно?

Б.Ч.: - Если честно, то не так сложно, есть ведь специальная литература. Свой первый я сделал из пенопласта, металлических трубок и лодочных моторов «Вихрь». Он напоминал мотоцикл. Но все равно в Самаре на то время он оказался первым двухместным самолетом, и только спустя полгода полетел тот, который сделали на авиационном заводе. Его автор пытался оспорить мое первенство, хотя наши конструкции были совершенно разными. После появился трехместный, потом пятиместный, все модификации стали закрытыми. Сейчас самолеты делаются уже не из того, что оказалось под рукой, а из пластика и новых деталей, и мои модели от других аналогов отличаются тем, что у них большой круговой обзор, почти на 360 градусов. Вообще, я рассматриваю авиацию как возможность путешествовать и задумывал все машины для того, чтобы это было быстро и удобно. Я лично всегда беру с собой фотоаппарат, чтобы снимать виды сверху.

«АиФ-Самара»: - Вы путешествуете на своих самолетах? Куда удалось долететь?

Б.Ч.: - Долетал до Москвы, до Питера, Черного, Азовского, Каспийского, Белого морей. Последний полет особо запомнился: прошедшей осенью пришлось побывать на Севере, туда и обратно получалось семь с лишним тысяч километров. У нас 15 градусов тепла, а там 8 градусов мороза, половину пути пролетели нормально, а вот на обратной дороге пришлось туго. Попали в ледяной дождь, самолет обледенел, переднее стекло тоже, ничего не видели, передвигались, можно сказать, на ощупь. Из-за сильного тумана и облачности пришлось лететь низко, а так как не было авиационной GPS, то запросто могли врезаться в вышку. Поэтому удовольствия от этого полета никакого не получили.

«АиФ-Самара»: - А обычно восторг испытываете, когда в воздухе парите?

Б.Ч.:- Я летаю почти 30 лет, поэтому восторга уже не испытываю, для меня это скорее повседневность. Правда, если долго не поднимаюсь в воздух, то чувствую что-то вроде ломки, получается, для меня это как наркотик. Чаще всего приходится летать, когда испытываю свои модели, еще я много обучаю других.

«АиФ-Самара»: - Сложно научиться управлять самолетом?

Б.Ч.: - У всех по-разному получается. Можно за несколько часов обучиться, мой минимальный «рекорд» - два часа, именно столько мне потребовалось, чтобы научить управлять самолетом одного москвича. А максимальный срок - несколько месяцев.

«АиФ-Самара»: - Вы получили серьезную травму от лопасти самолета, когда были за Волгой, но все же не потеряли сил и самообладания, сели за штурвал и добрались до больницы. Расскажите об этом.

Б.Ч.: - Это произошло в начале марта 1996 года. Один из курсантов ставил самолет на стоянку, а я указывал ему путь. Машина сначала остановилась, но потом курсант поддал газу, чтобы еще немного продвинуться вперед, а я не успел увернуться и получил пропеллером по лицу. Меня отбросило в сторону, но я не лишился сознания, запрыгнул в самолет, сел на правое кресло и сам завел правый двигатель. Мы полетели через Волгу в город. В какой-то момент курсант посмотрел на меня и потерял способность управлять самолетом, мне пришлось справляться в одиночку. Сели около набережной, до больницы оставалось километра полтора. Часть дороги мы бежали, оставшийся путь удалось проехать на случайно подвернувшемся джипе, владелец которого не побоялся посадить меня, истекающего кровью, в салон. Позже врачи мне рассказали, что, опоздай я на пять минут, мог бы умереть от потери крови. В результате травмы я остался без носа, глаза, куска лица примерно в четверть квадратного дециметра. А в больнице я не залежался, через 10 дней уже летал самостоятельно.

«АиФ-Самара»: - Разработанные вами самолеты только в России используют?

Б.Ч.: - Нет, они на Кубе, в США есть, в Китае. Хорошо, что в Китае не получилось наладить их производство, а то бы они нас ими завалили. У нас в основном их покупают частники, пока не знаю случаев, чтобы государство приобрело хоть один. Зато оно нередко арендует гидросамолеты для хозяйственных нужд у частных владельцев, чем я очень горжусь. Например, в свое время требовалось подсчитать количество дельфинов в Азовском море, был такой российско-украинский проект. Облетать море на вертолете - значит распугать всех дельфинов, он такой шумный! Пробовали считать на Ан-24, но он слишком большой и скорый - не успевали. А мой подошел: не шумный и не слишком быстрый. Потом его еще раз использовали для подсчета. Затем несколько лет в Новороссийске частный гидросамолет привлекали к мониторингу побережья Черного моря. А уж облет труб и ЛЭП, так это постоянно.

«АиФ-Самара»: - У ваших крылатых «детищ» есть названия?

Б.Ч.: - Есть, но сначала они были безымянными, мне пришлось выдумывать им имена, чтобы представлять на слетах. Не стал мудрить, первый назвал «десятым», второй - «двадцатым», а потом, чтобы отличать одну модификацию от другой, прибавлял к ним цифры. Дошел до 29-й, и сейчас уже ни цифр, ни букв не хватает.

«АиФ-Самара»: - Собираетесь изобретать новую модель?

Б.Ч.: - Конечно, уже есть задумка принципиально нового гидросамолета - более скоростного.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах