aif.ru counter
53

Баян, дочка в чемодане и «Аве Верум» в Ватикане

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. АиФ-Самара 21/03/2012
Голоса хора известны всей Европе

Баян ростом с баяниста

- На окраине Перми, где мы жили, развлечений для мальчишек особых не было, сами придумывали себе занятия, - рассказывает Владимир Михайлович. - Выроем ямку, прикроем ветками и ждём. Идёт мужик - свалится, а мы хохочем. Так бы и продолжались мелкие хулиганства, если бы мой отец не узнал, что сосед отдал своего сына в музыкальную школу. Узнал, сидя с другом во дворе за водочкой. А я на велосипеде мимо них проезжал. Батя мне и говорит: «Завтра пойдёшь в музыкальную школу». Наутро он, понятно, всё забыл. Но я–то нет! Инструмента мне не купили, и долгое время я занимался на чужом. Но увидев моё усердие, учитель велел отцу приобрести мне баян. Купили подержанный, ростом с меня. Когда я притащил его домой и сыграл – отец очень удивился, что я уже что-то умею.

Когда Володя окончил школу, его педагог настоял, чтобы тот учился дальше. На дирижёрско-хоровом отделении. Объяснил: «Баян – хороший инструмент, но хор – инструмент волшебный». В Пермском музучилище сказали: «Считай, что ты уже студент». Не предупредили, что надо экзамены сдавать! А Володя, всё лето распевая с ребятами песни в детском лагере да прокатавшись на лодочке с девушками-пионервожатыми, только в конце августа заявился в училище. «Видал я нахалов, – сказал ему зав. отделением училища, – но такого нахалёнка впервые!» Однако дополнительное место выбил.

Роль досталась Рыбникову

Окончив училище, Володя поступил в свердловскую консерваторию. Студентам приходилось подрабатывать: играли на свадьбах, приглашали в артели поиграть и попеть. «Отдувался» за них Юрий ГУЛЯЕВ, заменяющий аккомпаниаторов на занятиях с певцами. Его самого, кстати, однажды чуть не выгнали из консерватории – «плохо пел». А сокурсника Бориса ШТОКОЛОВА сам Ощепков, будучи секретарем комитета комсомола консерватории, чуть было не исключил из комсомола. Боря сильно зазнавался, своим единственным учителем объявлял Шаляпина.

- Помню, как на собрании его педагог чуть не стал на колени, умоляя не губить карьеру своего ученика. «Мы еще будем гордиться Штоколовым», - убеждал он всех и, как оказалось, не ошибся.

 Володя подрабатывал не только играя на вечеринках, но и в свердловском драмтеатре, главреж которого рассмотрел в студенте-музыканте актёрские данные и поручил роль в одном из спектаклей. Отличного певца и красавца Ощепкова заметил режиссёр с «Мосфильма» и пригласил на пробы фильма «Весна на Заречной улице». Но Николай Рыбников его всё же «фактурой» обошёл.

Про Фурцеву и чемодан

После окончания учебы Ощепков был оставлен директором музыкальной школы при консерватории. Женился, родилась дочка, с семьей и работой всё устраивалось хорошо, но жилья нормального не было. И за помощью Владимир отправился прямиком в Москву, к тогдашнему министру культуры Советского Союза Екатерине ФУРЦЕВОЙ.

- Показываю на входе свои красные консерваторские корочки. Меня никто не задерживает. В приёмной интересуются, на какое время приглашён. Ни на какое, отвечаю. Разве я не могу прийти к своему министру? Приглашают. «Что привело вас ко мне?» - интересуется Фурцева. Я объясняю, что у меня есть холодильник, а на холодильнике – чемодан, а в чемодане дочка. Видя, что глаза у неё становятся круглыми, а рука тянется под стол - к тревожной кнопке, я быстро уточняю: дочка в чемодане, потому что места для кроватки нет, ещё и тёща на раскладушке. Пообещали квартиру, да не дали.

В тот же день у меня появилось множество предложений – от Одессы до Минска. Но вернувшись домой, узнал, что в Куйбышеве открылся музыкально-педагогический факультет. Я опять в поезд. Как прошелся по набережной, посмотрел на Волгу, так и решил: никуда отсюда не уеду.

«Патетическая оратория» Свиридова, красивейшее и труднейшее для исполнения произведение, которое начал репетировать Ощепков сразу по приезде в Куйбышев, должна была, по словам хормейстера, «взорвать сонную тишь провинциального городка». Но некоторым преподавателям вуза молодой выскочка с Урала пришёлся не ко двору, и они обвинили его в том, что он ломает голоса, а ещё нарушает учебный процесс. И Ощепков решился на хитрость. В Куйбышевский обком партии сообщили, что в городе может случиться идеологическая диверсия – запрет исполнения на торжествах по случаю дня рождения Ленина произведения, удостоенного к тому же Ленинской премии. Реакция тогдашних идеологов последовала незамедлительно. Студентам не только разрешили репетировать ораторию, но и освободили всех от занятий.

Пламенный мотор авиахора

«Хочешь знать не только букву, цифру, но и ноту? - записывайся в хор!» Такой плакат висел в октябре 1961 года на входе Куйбышевского авиационного института. Так начала сбываться мечта Владимира Ощепкова - создать в техническом вузе музыкальный коллектив. Тогдашний ректор Виктор ЛУКАЧЁВ музыканта поддержал, сказав: «Инженеру нашему, ой, как нужен Чайковский». С тех пор авиахор со своим «пламенным мотором» - Владимиром Ощепковым – объехал множество городов и стран, выступая не только на сценах, но и на открытых площадках, в храмах.

- Однажды после концерта в киевском политехническом институте мы отправились на экскурсию в Софийский собор. Кто-то из ребят тихо запел. Мы сразу поняли – здесь замечательная акустика. Просим экскурсовода: можно споём? Тот – не положено. Пошли к директору музея: как же так, прибалты любую возможность используют для пропаганды искусства. У них в костёлах, где витражи, и то поют! Представляете, разрешили! И мы спели «Аве Марию» Шуберта. Это воспринималось как чудо! Наш коллектив стал первым, кто удостоился чести петь в этом тысячелетнем храме.

Авиахор – первое детище Владимира Ощепкова. Сейчас он руководит хором мальчиков, хором медуниверситета, хором «Золотая лира», хором ветеранов. И когда сводный хор выступает на площади или набережной Самары, создаётся впечатление, что поют сама земля и река Волга. Хор Владимира Ощепкова знают любители хоровой музыки всей Европы.

- Когда в ходе европейского тура мы приехали в Ватикан, я решил, что мы должны спеть в соборе святого Петра. Поначалу не разрешили – отправили на площадь перед собором. Мы поём, народ вокруг собрался, аплодирует. И вдруг подходит священник и говорит: пойте, но одно произведение. Встали под самым куполом и запели в самом сердце католицизма «Аве Верум» Моцарта… Хор звучал ещё полчаса, некоторые люди плакали.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах