aif.ru counter
76

Ученые считают, что ЕГЭ превратило образование в позор

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22. АиФ-Самара 02/06/2011

Лингвист и культуролог Евгений Стефанский сравнивал русский и польский языки, еще когда Самара была закрытым Куйбышевом. И сделав немало интересных открытий, вышел на обобщения, имеющие не только филологическую ценность. - Вы недавно вернулись из Польши, где читали лекции польским студентам.

АиФ: Им действительно так интересны российская культура и язык? Из-за позиции официальных СМИ россияне думают, что поляки к ним враждебно настроены.

- Первый раз я приехал в Польшу в 1989 году, когда президентом был еще Ярузельский, а премьером – уже представитель «Солидарности». Возле нашей делегации остановилась пожилая женщина и, узнав, откуда мы, сказала: «Помните, мы вас любим. Мы не любим ваше правительство». Это довольно точное отношение поляков к России и русским. Польская интеллигенция терпеть не могла антирусскую истерию, которая поднялась во времена президентства Качиньского. И именно интеллигенция привела к власти президента Коморовского. Но при этом 9 мая для поляков не праздник. И никогда не был праздником освобождения. Потому что от одного тоталитарного режима — к другому... Тем не менее русская речь в Польше слышна постоянно.

- Что вы там читали студентам?

- Я провел два занятия по лингвокультурологии в университете воеводского центра Ополе.

- И чем отличается провинциальный польский университет от нашего?

- Ополе — это западная Польша, до 1945 года - территория Германии (Нижняя Силезия). Городок размеров Новокуйбышевска. Университет там появился только в 90-е годы, раньше был пединститут, который слился с филиалом Люблинского католического университета по благословению Иоанна Павла II. Он находится в центре города в здании бывшего монастыря, который университету продали за 1 злотый, и всего за 10 лет он стал великолепным зданием, прекрасно оснащенным. Ни вертушек, ни вахтеров в польских университетах нет, даже вечером. Кстати, приглашая меня, мой польский коллега прислал мне открытку с видом города, где оказался запечатленным кусочек радуги. На открытке он написал всего одну фразу: «Университет там, где начинается радуга». Думаю, это весьма символично. У поляков университет там, где начинается радуга. А у нас, к сожалению, нередко там, где заканчивается помойка.

- А кто в Польше финансирует университеты?

- Бюджет страны. Университет в целом живет за счет государства. Обучение на дневном отделении полностью бесплатное. Вообще в мире сейчас понимают, что в образование надо вкладываться. Несколько лет назад я был в Китае. Там в университетском здании нет батарей в коридорах. Но рядом вбиваются сваи суперсовременного будущего здания университета. И это не Пекин. Это была провинция, соседняя с Пекином.

- Если в примере с Китаем можно найти объяснение – амбициозная растущая экономика, уже вторая в мире…Что заставляет небогатую Польшу столько инвестировать в образование?

- Официальное название Польши - Польская Речь Посполитая. Речь Посполитая – это «республика», дословно «общее дело». И давний польский принцип — не личность для государства, а государство для личности. В средние века этот принцип работал не для всякой личности, а только для шляхетской. А сейчас и подавно никому не придет в голову из-за того, что у президента нет новейшего лайнера, сократить расходы на образование.

- Мы сильно отличаемся от поляков ментально?

- Очень серьезно. Я в своей докторской занимался эмоциями, их выражением в языке. Так вот у нас гнев на уровне языка оценивается положительно — «благородная ярость», «праведный гнев», «безумству храбрых поем мы песню».... А у них слова, обозначающие различные проявления гнева, одновременно означают буйное помешательство. Для них гнев — унижение личности, а для нас — способ держать подчиненных в узде. Поэтому мы плачем о сильной руке. А у них в центре Ополе стоит памятник бывшему мэру, которого они очень любят. И памятник ставили от всей души: вот бежит мэр по городу - коротенькие брючки, развевающийся галстук. Смешной человечек. А ведь именно его они называли «Хозяин».

- Что вас не устраивает в нашей сегодняшней системе высшего образования?

- Наша непоследовательность. Сейчас идет переход на двухступенчатую Болонскую систему – бакалавриат и магистратура. Была благая идея – во всей Европе эта система принята, давайте и у нас внедрим. В результате получилось прокрустово ложе. Никто не объяснил, что такое бакалавриат с точки зрения правового статуса. Нам говорят, что бакалавр – это человек с полноценным высшим образованием. Значит, бакалавр юриспруденции может быть генеральным прокурором, а бакалавр инженерных наук - главным конструктором? Слава богу, медики уперлись рогом и сказали - за 4 года врача нельзя подготовить, только фельдшера. Медики, по-моему, единственные остаются на специалитете. И у всех вузов сейчас общая проблема – резкое снижение уровня школьного образования. Всеобщая интеллектуальная лень. Сочинение учило как минимум продуцировать речь, как максимум – мыслить. А чему учит ЕГЭ? Угадать и угодить.

- Может быть, это неизбежная интеллектуальная деградация современного «информационного» общества? Издержки клипового сознания?

- На мой взгляд, задача образования не столько в том, чтобы «заполнить файлы», сколько в том, чтобы «отформатировать мозги» так, чтобы в них задерживалась полезная информация. С клиповостью сознания нужно всеми силами бороться. - Но как? Мы строим Сколково, и неважно, что заброшен Академгородок в Новосибирске. С экранов больших телеящиков плачут работодатели, которых категорически не устраивает квалификация молодых специалистов. Университеты кивают на школы, где ничему не учат. И при этом вся система образования продолжает функционировать – бессмысленно и беспощадно. - Это всеобщий гламур. Сколково – это большой красивый гламурный проект в образовании и науке. В польском языке, кстати, видимость, поверхностное впечатление называется словом «позор». Вот в таком позоре и пребывает наше образование. А в основе наших проблем то, что государство не занимается формированием среднего класса из учителей и медиков. Из тех, кто и был средним классом в советские времена. Случайные премии и грамоты не определяют статуса профессии. В современных сериалах все училки - дуры, взяточницы или, в лучшем случае, люди не от мира сего. Последний фильм о школе, где был изображен нормальный учитель, – «Доживем до понедельника».

- Так что же, вернут учителям статус и деньги и сразу повысится уровень школьного образования?

- Сейчас я уже боюсь говорить про деньги. Это может только законсервировать нездоровую ситуацию в школе. А вот одна реформа действительно давно назрела. Нужно, как еще лет 30 назад сделали в Восточной Европе, отделить старшие классы от всей остальной школы. Когда под одной крышей вчерашние детсадовцы и завтрашние студенты - это смешно. И если старшую школу возьмут под крыло вузы, будут воспитывать там своих будущих студентов, это будет первый шаг в нужном направлении. Сейчас все вузы осознают, что нужно готовить себе будущих студентов еще со школьной скамьи. Хорошо бы и государство осознало, что человек становится гражданином не «этой страны», а «нашей страны», только если он серьезно изучал историю, литературу и родной язык.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах