aif.ru counter
54

Трагедия в Беслане болью отозвалась в душе Маргариты из Сызрани

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35. "АиФ-Самара" 01/09/2010

Наряды не надела

Маленькая Рита Крутайкова (ныне - Фименкова) родилась в Ленинграде. Её отец был военным, и после финской войны семья переехала в Выборг. - Помню, я окончила первый класс, и мне купили матроску и туфли, - вспоминает Маргарита Михайловна. - К нам из Ленинграда приехал цирк, и я в этом наряде должна была в воскресенье пойти на представление. Но в четыре утра город начали бомбить немецкие самолёты. Папа убежал в часть. Вскоре звонит: «Бери только дочь и документы. Вас вывезут!» Несколько машин с женщинами и детьми под обстрелом двинулись из Выборга. Вой снарядов, грохот… Машины взрывались на наших глазах. В какой-то момент мы выскочили из кузова и бросились в высокую траву. Когда вернулись, все машины были разбиты.

Перепуганные, голодные шли пешком до переезда. По дороге напились воды из лужи, поели с чужого огорода овощей, и у всех открылся понос. У переезда попросились в состав на Ленинград. Военный, рискуя попасть под трибунал, закрыл всех в товарном вагоне, сделав на двери надпись: «Огнеопасно». Нельзя было ни высовываться, ни разговаривать. Доехали до станции Крестцы или Пестово (они рядом). Налетели самолёты, посыпались бомбы. Машинисты быстро растаскивали составы в разные стороны. Мы - под откос и в воду. Стояли по грудь в воде до конца бомбёжки. Когда всё закончилось, увидели, как на носилках из разбитых составов выносили эвакуированных - детдомовских детей. Жуткая картина.

Мамы закрывали нам глаза... Наш состав завернули на Москву - в Ленинград ехать было опасно. Через несколько дней попали в Рузаевку, оттуда в деревню Голицыно. Потом мы с мамой переехали в Саранск, где она нашла работу в воинской части. Когда мама заболела брюшным тифом, хозяйка, у которой мы жили, заботилась о нас, как о родных. Кормила меня, провожала в школу, ходила пешком к маме в больницу за много километров.

Ямка под плетнём

Спустя время Рита и её мама вместе с воинской частью попали в Моздок, затем - в Ново-Осетиновку, где прожили лето. Маргарита Михайловна рассказывает: - Очень голодно было всем в те годы. У осетин большие семьи, но они делились с нами последним. Один мальчик выкопал в конце плетня ямку и каждый день клал туда то арбуз, то хлеб для меня. Прикрыв травой, ходил под нашими окнами, подавал знак. Я выходила и брала гостинцы. А ещё он давал мне свой велосипед, научил на нём ездить. Однажды одной осетинке принесли похоронку на сына, она была убита горем. Прошло время, как-то еду я на велосипеде и встречаю почтальона, который сказал, что у той женщины нашёлся сын. Я нажала на педали и вихрем к осетинке, кричу: «Ваш сын нашёлся!» Женщина в тот же день принесла нам с мамой новорождённого телёнка - такой обычай у них, знак благодарности. Мама не берёт его ни в какую. Тогда осетинка предложила продать этого телёнка ей же, сказав: «Не огорчайте меня отказом!»

Нянчились все

Конечным пунктом нашего пребывания в Осетии был Беслан. Как нас встречали жители! Расселили в семьях. Делились едой. Я проучилась в школе №1 ровно год, окончив там шестой класс. Писали мы на книгах между строк, тетради выдавали только на контрольные работы. Осетинские дети встречали и провожали меня до школы, я была в классе единственной из эвакуированных. Помню мальчика из многодетной семьи (11 человек), каждый день приносившего мне в школу пузырёк граммов на 80-100 с козьим молоком.

Помню русскую девочку Еву, других ребят, они все заботились обо мне. Кто лепешку принесёт, кто носки, кто варежки. А ведь они сами были голодные. Лепёшки пекли из грубой тёмной муки, смешивая с тыквой. Мололи кукурузу, как-то выживали… Никто ни разу меня не обидел. Впечатление было такое, будто все со мной только нянчились. Никогда не забуду пирожок, которым угостил меня осетинский ребёнок. Тогда казалось, вкуснее нет ничего на свете… Кто бы мог подумать, что через 58 лет в День знаний в этой школе террористы будут убивать внуков бывших моих одноклассников и их самих! Они ведь теперь дедушки и бабушки, как я. Помню их всех: Дзугутов, Дзгоева, Бзиков, Драгомиров, Цогоев, Гузов, Туганова...

3 детсада за 43 года

Из Беслана Рита с мамой переехали в Батраки, ныне Октябрьск. Жили у чужих людей в Усолье, Рита заканчивала последний, седьмой, класс. Услышав однажды по радио про Сызранское педучилище, решила отвезти туда документы. Транспорта в то время не было, и девочка отправилась в путь пешком в жёстких брезентовых туфлях, надеясь встретить попутную подводу. Но на дороге - ни души. Прошагала она из Усолья 50 км туда и 50 км обратно, обернувшись за день. Шла и ревела, так было страшно ночью.

После того похода целую неделю пролежала, не могла ходить: ноги стёрла. Окончив педучилище, в 16 с половиной лет вышла замуж. Родились сын и дочь, которых помогала им поднимать свекровь. Потом были Сызранский учительский институт и Ульяновский пединститут. Почти с первого дня трудовой деятельности Маргарита Михайловна стала заведовать детским садом. За 43 года заведовала тремя, начиная работать в каждом из них с закладки фундамента. Вместе с воспитателями озеленяли и лепили скульптуры, строили во дворе крепости, домики для игр. - Я разрабатывала дизайн территории, потом бралась за раствор. Мои сады всегда были в передовых, занимали первые места, с гордостью говорит Маргарита Михайловна.

Беслан на связи

Во время сентябрьской трагедии в бесланской школе Маргарита Михайловна буквально потеряла покой. Она не отходила от телевизора в надежде на хорошие новости. А потом переслала в фонд пострадавших в том теракте 1000 рублей, которые копила, откладывая из своей скромной пенсии, чтобы помочь хоть одной пострадавшей семье. Деньги передали семье Аслана Арчегова, расстрелянного террористами. Его вдова Оксана была тронута поступком доброй женщины и просила передать ей пожелания здоровья, мира и тепла. В том же 2004 году Маргарита Михайловна решила написать письмо поддержки жителям города, которая им была так необходима. Была и тайная мысль: вдруг благодаря письму найдутся бывшие одноклассники. Через несколько недель в квартире Маргариты Михайловны раздался телефонный звонок.

Из Беслана! «Здравствуй, Рита! Здравствуй! Здравствуй! - один голос, другой, третий доносились из трубки. - Это ты, наша акробатка?» - «Да, это я!» - радостно отвечала она. Когда сбивчивые приветствия закончились, в разговор вступил мужчина - Дзугутов Казбек. Вскоре от него пришли письма - со стихами и рассказами о судьбе одноклассников, многих из которых уже нет в живых. «Уж очень ты была заметная, необычная. Наверное, твои акробатические фигуры - мостики, шпагаты, змейки и лягушки - мы видели в первый раз… Беслан же селом был тогда… какой цирк! Ну, может, на руках кто ходил - и всё…» - писал Казбек. А увлечение это появилось ещё в Ленинграде. Маленькую Риту родители водили в балетную студию. Удивительно, что её шпагаты бесланские одноклассники помнят 60 лет.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах