aif.ru counter
239

Самарским военным удалось отстоять свое право на жилье

АиФ в Самаре №47 20/11/2013
Fotobank

Военнослужащие, получавшие квартиры в военном городке в середине 90-х годов, даже представить не могли, что на старости лет над ними нависнет угроза остаться без крыши над головой - бывшим военным начали приходить уведомления о выселении из обжитых квартир из ФГКУ «Центррегионжилье» - структурного подразделения департамента жилищных отношений Минобороны (ДЖО) РФ.

Приватизировать жилплощадь люди не могли сначала потому, что Рощинский входил в перечень закрытых военных городков, но когда в 2011 году его оттуда вывели и жители кинулись оформлять недвижимость в собственность, оказалось, это невозможно: в марте 1996 года все 36 многоквартирных домов на территории Рощинского приобрели статус служебного жилья. Соответствующее постановление издала администрация муниципального района Волжский. В оспаривании пресловутого документа суды экс-военным отказывали - сроки давности истекли.

С присвоением Рощинскому «звания» поселка городского типа его обитатели потеряли право на приобретение жилья в других населенных пунктах. А новое законодательство ограничило возможность становиться на учет в качестве нуждающихся в получении жилья в органах власти по месту отселения до 2005 года. Причем о судьбоносных изменениях служивых в известность никто не ставил. Иные и вовсе не вставали в очередь, потому что из армии увольнялись как имеющие жилье и собирались жить в поселке.

Ловушка для защитников

Иски о постановке военных пенсионеров на учет суды тоже заворачивали на основании ответов, поступавших из «Центррегионжилья». В 2011 году, после расформирования Чернореченской квартирно-эксплуатационной части (КЭЧ), все документы и списки очередников должны были уйти в Екатеринбург, где находилось окружное представительство ФГКУ, но где-то в пути бесследно пропали.

Татьяна Андросенко, младший сержант запаса, предполагает, что их могли уничтожить. Ее история типична: муж - кадровый офицер, прошедший Афганистан. После вывода войск из Германии семья с двумя сыновьями передислоцировалась в Самару, муж служил в штабе армии. Получили квартиру по ордеру. Перед увольнением оба ходатайствовали о предоставлении жилья. Командование внесло их в списки и передало все документы в КЭЧ - тогда только по такой схеме в очередь и попадали. До момента расформирования спецчасти регулярно уточняли, как продвигается очередность.

Позже выяснилось, что решать жилищный вопрос бывшим военным вообще негде: их не ставили на учет ни в администрации Самары, так как они обратились туда после 2005 года; ни в Волжском районе: мол, прописаны в Рощинском, и на всех членов семьи жилплощади хватает; ни в ДЖО, так как они считались утратившими связь с армией, а значит, и с военным министерством.

Пока до министра дошло

Вконец отчаявшиеся люди стали выходить на митинги и через какое-то время привлекли к себе внимание министра обороны РФ Сергея Шойгу - дело вроде бы сдвинулось с мертвой точки. В августе рощинцам пообещали, что через месяц они смогут приватизировать квартиры. В сентябре Галина Семина, руководитель департамента жилищных отношений Минобороны, была освобождена от занимаемой должности. В министерстве собирались привлечь к ответственности всех, кто причастен к истории с принятием решений о выселении. Официально о проверках и наказанных ничего не сообщается.

Однако с подписанием документа об исключении части квартир поселка из категории спецжилфонда и передаче в муниципальную собственность в Минобороны до сих пор тянут. Причина в том, что нет точных цифр, сколько квартир нужно «расслужебить». Когда решение будет принято, приватизацию разрешат трем категориям бывших военных: уволенным до 2005 года, имевшим основания быть обеспеченными жилплощадью; не подлежащим выселению из служебного жилья без предоставления другого и заселявшимся по постоянным ордерам до того, как квартиры стали служебными.

- Те, кто сейчас увольняется из армии, спокойно получают квартиры, хотя отслужили по 10 лет. Почему же с нами так поступили - у мужа календарный стаж 25 лет, у меня - 29, выезжать отсюда нам некуда, это единственное жилье. Мы очень надеемся, что вопрос решится, - уповает на справедливость Татьяна Андросенко, - но не понимаем, почему тянут. Нас ведь не так много осталось, некоторые уже ушли в мир иной.

МНЕНИЕ

Ирина Скупова, УПЧ в Самарской области.

С предоставлением жилья на протяжении 20 лет творился бардак - подтасовки, раздача квартир не имеющим на них права, хищения, изменения законодательства, неумение властей оперативно реагировать. Виноваты руководство Волжского района, распорядившееся не своим жилым фондом, департамент жилобеспечения Минобороны, который многие годы писал в ответах полную чушь, но на их основании выносились неправосудные решения. Довели до того, что министр обороны лично занялся отдельным военным городком!

Анатолий ОРЕХОВ, юрист.

Виноватыми сделали бывших военных, даже в судах им задавали вопрос: а что вы делали до 2005 года - бездействие КЭЧ и органов местного самоуправления не обжаловали, в судебном порядке признать вас нуждающимися не требовали - и выносили решения об отказе в удовлетворении исков. Но это же абсурд – как можно обжаловать, например, бездействие губернского правительства, если в то время еще не был принят закон о жилище, не было положения о порядке обеспечения жильем отдельных категорий граждан?

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах