https://zen.yandex.ru/id/5fa14a873aef727096147053
102

Освободиться от наркозависимости трудно, но возможно

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. АиФ-Самара 30/11/2011

Володька был отличным парнем, и почему всё так произошло, никто не мог понять. Росли мы вместе. Он всегда выделялся из толпы. Спортивного телосложения, видный. Его слово частенько было решающим в спорах. Хотя разногласия в нашей дружной компании случались очень редко. Шло время – мы разъехались кто куда. Осталось буквально несколько человек, с кем я поддерживаю связь. А где Вовка? Бог его знает. Говорили всякое про него. Я уже грешным делом думал: «А жив ли он?» И вот около месяца назад случайно столкнулся со своим старым другом.

 По нему не скажешь, что это наркоман, что он много лет отдал героину. Свежий взгляд, приветливая улыбка, хорошо одет.

Мы обменялись номерами телефонов и решили, что в ближайшие дни должны непременно встретиться. В назначенное время раздался звонок в дверь. На пороге стоял Володька. Мы пили чай, беседовали, обходя стороной острые темы.

«Попробую и брошу»?

Немного позже, когда мы все же подошли вплотную к теме наркотиков, он спросил:

 

-А тебе это интересно?

-Конечно. Ведь самые надёжные друзья – из детства. И, стало быть, мы с тобой не чужие люди.

- Тогда слушай. То, что я прошёл, что пережил, не дай Бог никому. Кайф от наркотиков бывает после первых двух–трёх уколов. Потом - сплошное мучение. Это борьба с болезнью, борьба с собой. Это потеря человеческого облика, потеря уважения и доверия людей. Это постоянный шёпот за спиной. Это постоянная смена места работы. Это потеря семьи.

 Вот уже почти два года, как вылез из этого болота, а всё равно косые взгляды, вопросы, смешок вдогонку. Упасть легко, а подняться ох как трудно.

Мне когда первый раз протянули шприц, я спокойно взял его. В голове была стандартная мысль начинающего наркомана: попробую и брошу. Попробовал. Но не бросил. В то время я в колхозе уборкой картофеля занимался.

 Маковые поля тогда рядом с картофельными сажали. Мне было всё равно, но некоторые ушлые ребята уже знали способ приготовления наркотика из мака. Ну и предложили. А я не отказался. Сам руку протянул. И ты знаешь, понравилось. Потом ещё и ещё. Только вот чем всё это закончится, добрые парни не объяснили. В газетах про это тоже не писали и в школе не рассказывали…

Вот в компьютер устанавливают какую-либо программу и пользуются ею, сколько захотят. Если программа становится не нужна, её удаляют. Так вот с первым приёмом наркотика у человека в мозгу устанавливается программа, которая старается превратить этого человека в животное. И эту программу удалить из головы уже невозможно. Человек устроен сложнее компьютера… В общем, пока картошку убирали, сам того не понимая, успел я пристраститься к этому зелью. А домой приехал, чувствую, суставы выворачивает, спина болит, с носа капает. Решил, что простыл. Представляешь, каким наивным был в то время. Не простуда это была, а ломка обычная. Встречаю Серёгу, ну ты знаешь какого. Он ведь единственный из нашей компании уже тогда был специалистом по изготовлению и употреблению наркоты. Ему достаточно было взгляда, чтобы определить, какому полю на уборочной страде я уделял больше внимания.

- Идём, вылечу я твою хворь, - сказал Серёга.

 Он достал шприц и протянул мне - по телу прошла приятная ломота, и тут же ушла боль из суставов, спину отпустило, насморк исчез.

-Ну,  понял, что за простуду ты подцепил? До тебя доходит, во что ты ввязался?

 Серёга распалялся всё сильнее. Уже узнав все прелести этого «рая», он старался объяснить, что это мне ни к чему, что пока ещё не поздно, я должен сделать правильные выводы. Он говорил от души. И ты знаешь, его слова на меня повлияли. Я действительно прокрутил в голове каждое его слово. И хотя ещё дня три чувствовал себя не совсем комфортно, старался дурные мысли гнать подальше.

 

Превращение в животное

 Жизнь шла своим чередом, крутил я потихоньку свою баранку. Работа появилась более интересная и, соответственно, более оплачиваемая. Нет, работу не бросил. Наоборот, прикипел к ней намертво. Мне казалось, что автомобиль, дорога и я – это одно целое. Ничего другого я не хотел. Это была не просто работа. Я жил этим.

 А эти мгновения, когда ты усталый ночью возвращаешься домой. Дочка выходит из своей комнаты, на ходу просыпается и с визгом бросается к тебе на шею. Эти мгновения дорогого стоят. А тогда я умудрился всё это поломать своими собственными руками.

 Впервые к наркологам я обратился тоже за деньги. Реабилитационных центров становилось все больше. Как на самом деле устроена наша наркологическая помощь, я понял намного позже. Когда кончились деньги и пришлось вставать на учёт. И лечиться уже совершенно бесплатно. А пока болото засасывало всё глубже. Но я упрямо не хотел признавать себя наркоманом. Круг общения поменялся. Поползли сплетни. Неудивительно. К таким, как я, и отношение у людей особое. Обижаться можно только на себя. Наркотики потихоньку делают из тебя недоразумение. Просто одни быстро превращаются в животное, а у других этот процесс чуть дольше. Но дорога у всех одна и финал (за редким исключением) тоже.

За наркотики люди готовы на всё. Думаешь, почему в этой среде столько осведомителей. Да потому, что за дозу эти люди готовы сдать родную мать. На каждого, кто причастен к отраве, есть досье. При желании наркоманию можно за день победить. Только желания такого ни у кого не возникает. А зачем? Кому охота остаться без работы?

 Да ладно, что я всё о других.

 Постепенно из примерного мужа и отца я превратился в жалкое существо, на которое не действовали ни уговоры жены, ни слёзы дочери. Интерес к жизни потерял окончательно. Вместо хороших заработков остался совсем без денег. Колоться стал за счёт тех, у кого были деньги, но кто не был вхож к барыгам. Домашние на меня махнули рукой. Становишься безразличным близким тебе людям. Это страшно. Но в наркотическом бреду тебе всё равно. Твой мир умещается в одном миллилитре раствора. Сколько раз пытался бросить. Всё бесполезно. Несколько раз ложился в областной наркологический диспансер. Теперь уже без денег, на общих основаниях. Думал, всё, это последний раз. Но тщетно.

Дойти до черты

Диспансер – это отдельная тема. Ни один уважающий себя человек не согласился бы там лежать. Но лекарства снимали ломку. И когда выходишь из этой лечебницы, кажется, вот она – новая жизнь.

Ничего не болит, чувствуешь себя нормально. Ну и радуйся небу, солнцу, людям вокруг. Так нет. Когда сразу, когда через некоторое время ноги сами тебя приводят по знакомой тропе к продавцу. Я не могу этого объяснить. Мысли вроде в одну сторону, а ноги – в другую. Все, кто торгует смертью, конечно, сволочи, но ведь они тебя насильно к себе не тянут. Сам идёшь, да ещё и денег несёшь. Вот и прикинь, вроде бы жизнь начиналась неплохо: дом, семья, работа. Дочка во мне души не чаяла. Мечтал, что к старости у меня всё будет отлично. И вот старость практически не за горами, а у меня ни семьи, ни работы, ни друзей. Вот она – цена того, первого укола.

-Ведь ты уже два года, как спрыгнул с этого дела. Неужели ничего не изменилось?

- Практически нет. Бьюсь головой о стену, а проломить её не могу. Я много лет доказывал людям, что вольно или невольно превращаюсь из человека в человекоподобное существо. Не знаю, смогу ли теперь доказать, что это не так. Стоит в жизни оступиться, и многие отворачиваются. Одни относятся с недоверием, другие откровенно ставят палки в колёса, пытаясь указать тебе на твоё место. И обижаться я вправе только на себя. Я сам всё это устроил.

-И всё же как удалось остановиться?

-Ты знаешь, я сделал вывод, что люди, попавшие в зависимость от наркотиков, должны дойти до определённой черты. Эту черту каждый обязан почувствовать сам. Такое бывает. Редко, но бывает. И хорошо, если это случится раньше, чем произойдёт непоправимое. Будем считать, что мне повезло. Я поймал эту черту.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах