aif.ru counter
32

11 апреля — День освобождения узников концлагерей

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. АиФ-Самара 11/04/2012

Валентина НИКИТИНА

(в девичестве Бараева) родилась ровно 80 лет назад в поселке Подпорожье Ленинградской области, в многодетной семье капитана речного флота.

Ей было 7 лет, когда осенью 1939 года началась советско-финская война. И девять, когда началась Великая Отечественная. Отец Валентины, Василий Иванович, был мобилизован в действующую армию в первые дни войны, причем попал в пехоту. Сорокалетнего речника в Военно-морской флот не взяли по возрасту. Перед отправкой на фронт отец семейства отправил домочадцев по реке Свирь в Вологду. Но добраться до места назначения им не удалось, корабль перехватили финны, вступившие в войну на стороне немцев. В теплушках всех, кто был на корабле, отправили в Карелию.

- Ехали неделю, с частыми и длительными остановками, - вспоминает Валентина Васильевна. - Вагон был переполнен женщинами, стариками, детьми. Естественные нужды люди справляли прямо в дырку в полу. На одной из остановок совсем молодой паренек, лет 14-ти, попытался бежать. Но едва он перескочил через пару железнодорожных путей, как в него выпустили целую обойму патронов. Мальчишка так и остался лежать между рельсов.

Детство за «колючкой»

Пленников привезли в лагерь №5, входивший в систему так называемого ФинЛАГА. Всего на территории Карелии было 13 таких лагерей. Семью Бараевых, включая годовалого братишку Вали, Валерия, и ее тетю, которой было всего 16 лет, поместили в один барак. Детей финны не трогали, но всех, кто был старше пятнадцати, направили на лесозаготовки. Питание было крайне скудным: заключенным выдавали в день по миске какой-то неопределенного цвета бурды и некое подобие хлеба, напоминающего скорее картон. Пленников, работавших на лесоповале, охраняли очень строго. Сторожевых овчарок готовы были натравить на людей при первой же попытке к бегству. И все же случаи побегов были. Валентина Васильевна не знает, удалось ли кому-то спастись, но одно из событий мая 1942 года ей хорошо запомнилось.

- К нам в лагерь доставили двух бойцов Красной Армии. Оба – моряки, люди решительные, которые никак не могли смириться с тем, что оказались в плену. Побег они готовили довольно долго. Неизвестно, как им удалось обмануть бдительность охраны, и особенно собак, но им удалось исчезнуть. Финны организовали настоящую поисковую экспедицию. Судя по всему, никого не нашли, но не исключено, что если беглецов настигли, они были расстреляны на месте. Хотя всех, кто пытался бежать, показательно казнили перед строем узников на территории лагеря, в назидание другим, - рассказывает Валентина Васильевна.

За малейшие провинности пленников подвергали истязаниям. Тех, кто не мог работать, уничтожали. Многие от холода, голода и непосильной работы умирали еще до расправы. «Раз в неделю, - говорит Валентина Васильевна, - заключенным полагалось мыться в бане. В одно большое помещение сгонялись и стар и млад, а температура была такая, что сердечники не выдерживали и умирали прямо на полке. Трупы погибших зимой складировали в один штабель на территории лагеря. Летом хоронили в общей могиле. Гибли прежде всего дети, больные и старики. Сегодня я с ужасом думаю: как же в этом аду выжил мой младший брат? Вообще почти вся наша семья выдержала испытание концлагерем. От голода умерла только тетя, так и не дожив до своего семнадцатилетия. Но средняя сестра, не выдержав лагерных ужасов, вскоре после войны сошла с ума и часто попадала в психиатрическую лечебницу.

Фильтры СМЕРШ

Освобождение пришло через долгих четыре года. Освободили Петрозаводск, а вместе с ним и лагерь №5. Финны бежали, не успев исполнить самый страшный замысел: ликвидировать узников. Но бывшим пленникам предстояло новое испытание. После войны Сталин, как известно, заявил: «В Советском Союзе пленных не было, были только предатели». На практике это означало, что бывшим узникам придется пройти через «сито» СМЕРШ. Семья Валентины Васильевны избежала фильтрационного лагеря: вернувшемуся с фронта отцу удалось доказать, что его выжившие в концлагере жена и дети чисты перед советской властью. Но трудоустроиться или поступить на учебу бывшим узникам было нелегко. Поэтому они ни с кем не могли поделиться ужасом пережитого, ни в ком не встречали сочувствия.

Валентина стала студенткой Петрозаводского медучилища, окончив которое попала по распределению в больницу поселка Колевалы там же, в Карелии, где бывшая узница встретила свою судьбу. Владимир Никитин, служивший в погранвойсках, был родом из Куйбышева. Валентина вышла за него замуж и в 1952 году оказалась в городе на Волге. Работала в различных медучреждениях Самары.

«Лагерные» пособия

Первые списки узников фашистских концлагерей государство начало формировать лишь в 1989 году. Многим тогда было сложно доказать сам факт пребывания в лагере. Если архив сгорел или бумаги пропали, сделать что-либо было очень сложно. Разве что через свидетелей, которых тоже было непросто найти. У Валентины Васильевны проблем с документами не возникло, но факт пребывания в лагере ее младшего брата пришлось доказывать через суд.

Денежные компенсации бывшим пленникам фашистов страна начала выплачивать в начале 90-х. Затем бывшие узники, сидевшие в немецких концлагерях, стали получать разовые компенсации от правительства ФРГ. Но руководство Финляндии подобного решения не принимало, поэтому зарубежных выплат Валентине Никитиной не полагается. К ее пенсии положено ежемесячно три тысячи рублей «лагерных» плюс льготы – скидка 50% за услуги ЖКХ, бесплатный проезд в транспорте, санаторно-курортные путевки в местные профилактории, бесплатное лекарственное обеспечение. От «дармовых» лекарств Валентина Васильевна отказалась: бесплатный набор не включает в себя медикаменты, которые ей нужны.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах