aif.ru counter
33

Отцы и дети

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19 13/05/2008

Нашу эпоху называют переломной. Может, потому, что время как бы обгоняет естественную смену поколений. В семьях конфликтуют не отцы и дети, а личности, сформировавшиеся в разных исторических условиях.

Поколения без времени

Сегодня "исторических поколений" больше, чем "биологических". Особенность моего поколения 30-40-летних в том, что начало перестройки совпало с началом сознательной жизни, молодостью. Сейчас видно, кто остался человеком из прежней, советской эпохи, а кто "перестроился". У них живы родители - люди советского времени, и растут дети, уже не заставшие Советского Союза. Какие отношения в семье между этими поколениями? Психологи вывели некую закономерность. Если для ветеранов главным является вопрос "Почему?" (почему с ними и со страной произошло ТАКОЕ), то среднее поколение мучается вопросом "Как?" (как успеть улучшить свою жизнь), молодёжь волнует вопрос "Что?" (что сделать, чтобы заработать и иметь финансовые возможности воспользоваться молодостью), а у подростков к жизни вообще вопросов нет!

Тяжёлая утрата авторитетов

У подростков, увы, нет ценностей, убеждений, ориентиров и даже желаний. Они мало читают, толком ничего не знают и потому ничего не хотят. Они одиноки, у них даже нет достойного повода сбиться в стайки. Их жаль ещё больше, чем стариков.

Мы, библиотекари, говорим 7-8-классникам "правильные слова" на уроках мужества и патриотических конференциях, а они их просто не слышат или слышат что-то совсем другое. Вы им про героя гражданской войны Чапаева, а они представляют героя анекдотов про Петьку и Василия Ивановича. Даже если они знают, что Чапай - герой гражданской войны, что для них та война? Для меня это неотъемлемая часть жизни, потому как рассказы ветеранов о той войне для меня не "исторические свидетельства", я их сопереживала, а для подростков - это абсолютная история. Примерно то же, что Куликовская битва. Я так воспринимаю Великую Октябрьскую революцию: читала о ней в учебниках, знаю "годы", но не переживаю этот исторический факт, он для меня вроде мифа. Вывод: если в детстве при личной встрече вы не слышали рассказ из уст очевидца события, то никак не сможете впитать это событие в себя.

Вот и наши подростки: о том, что Великая Отечественная была, знают, а сопережить - не могут. Когда они должны были внутренне соприкоснуться с этим знанием, государство, которое защищали ветераны той войны, умерло. Значимость того события упала, как котировки обанкротившейся компании на бирже. Да, была война большая... Какие, говорите, годы? Точно: сорок первый - сорок пятый...

Историческая память нации

К нашему великому счастью, в России ещё живёт поколение людей, которые прошли войну или хорошо её помнят. К счастью - потому, что они самим фактом своего присутствия в социальном пространстве обеспечивают так называемую историческую память нации.

Среди читателей нашей библиотеки есть ветеран войны Юрий Владимирович Брусникин. В свои 84 года он не падает духом и даже руководит литературным объединением "Творческий почерк". Дорога к слову - это дорога к людям. Иначе смысл литературы теряется. Стихи Юрия Владимировича - это отсвет былой молодости, когда легко быть счастливым или просто верить, что счастье возможно. От слова о войне Юрий Брусникин идёт к слову о мире, любви. Это дорога творчества поэта-фронтовика. А что на дороге и по сторонам, судить читателям.

Им же судить о книге "Борискина война" тольяттинского прозаика Бориса Владимировича Чернова. В ней 74-летний ветеран описал свои военные воспоминания в виде рассказов для детей. На II Международном конкурсе детской и юношеской книги им. Толстого в 2007 году книга была удостоена первой премии.

Довоенное и военное поколение - Зинаида Павловна Помилуйко, Антонина Васильевна Лисенкова, Евгений Николаевич Билобрыцкий, Геннадий Фабиянович Верниховский, Мария Денисовна Третьякова, Николай Прокофьевич Королев, Татьяна Александровна Черноусова, Каролина Ивановна Лупанова, Людмила Ивановна Киселева, Дина Ивановна Савченко, Антонина Максимовна Семёнова и другие наши читатели. Эти люди пережили войну в юном или детском возрасте и впитали удивительную, непонятную нам способность к полной самоотверженности. Они настоящие стоики - героическое поколение, которое полностью отказалось от личных благ и удовольствий. Они принесли в жертву государству свои человеческие помыслы и желания. Почему? Думаю, факторов много. Сыграла роль и система тоталитарного управления. Но в большей степени, конечно, причина иная - они постоянно решали какие-то надличностные задачи: создать страну, защитить её, а затем восстановить. О чём мечтал каждый из них в отдельности, они и сами толком не знали. Не позволяли себе об этом думать. Они готовы были жертвовать. И та их жертвенность трансформировалась сейчас в базовое требование, которое они предъявляют ко всем следующим поколениям: "Вы должны научиться отказывать себе в удовольствиях!".

Представители военного поколения не могут принять во всех последующих поколениях именно то, что личное для их детей и внуков стало выше общественного. Они не понимают, о каком удовольствии для себя, любимого, может идти речь. Поколение наших дедов и прадедов никогда не поймёт, что значит "получать удовольствие от жизни", "делать СВОЮ жизнь". У них просто нет такого жизненного опыта. Удовольствие, которое они могли себе позволить, - это делать что-то для своего предприятия, своей страны, своей семьи.

...Мы едины пока только потому, что живы ветераны и дети войны. Они связывают нынешнюю российскую неразбериху и суету с величайшим знаковым событием уходящей, почти ушедшей эпохи - победой в Великой Отечественной войне. Как только эта война станет фактом из учебника и среди нас больше не будет носителей того знания, очевидцев и участников тех событий, мы окончательно уйдём в открытое море, где нет ориентиров и где придётся рассчитывать только на себя.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах